Строфа в стихотворении

Что такое строфа

9 декабря 2019

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Это слово звучит волшебно, как сама поэзия. Слышится в нём что-то напевное, древнегреческое. А ещё его часто путают с понятием «строка».

Чтобы разобраться, чем одно отличается от другого, обратимся к словарю литературоведческих терминов.

Да и узнать, какими бывают строфы, будет не лишним, ведь при анализе поэтического текста на уроках литературы без представления о том, что такое строфа в стихотворении, просто не обойтись.

Строфа — это…

Слово «строфа́» происходит от греческого «поворот». Как термин оно стало употребляться в античности и прекрасно сохранилось до наших дней. Правда, в Древней Греции этим названием обозначали песнь хора, которая исполнялась во время движения хористов по сцене.

Когда хор завершал ход в одну сторону и поворачивал в обратном направлении, одна строфа заканчивалась и начиналась другая. Позже так стали называть чередующиеся парные сочетания рифмующихся строк (стихов).

В современном понимании строфа — это часть стихотворного текста, повторяющееся с определённой периодичностью сочетание стихотворных строк, связанных ритмико-интонационным строем, а в рифмованном стихотворении — и способом рифмовки.

По своим функциям строфа в поэзии напоминает абзац в прозе.

Тот, кто задастся вопросом «Строфа – это сколько строк?», не получит однозначного ответа.

Наиболее привычной формой строфы для русскоязычного читателя является четверостишие. Также существуют дву- , трёх- , пяти- , шести- , семи- , восьми- , девяти- , десятистишия и другие разновидности строф, о которых поговорим дальше.

Строфа и рифма

В рифмованных стихах выделить строфу проще, чем в нерифмованных.

На письме расстояния между строфами чаще всего обозначены пробелами (пустыми строками).

Но если автор или издатель забыли это сделать, «опознать» строфическую единицу можно самостоятельно.

Самый простой вид строфы – двустишие. Его образуют две строки с парной рифмовкой. Схема такой рифмовки: АА.

Сочетание двух двустиший – это уже четверостишие. В зависимости от использованных поэтом рифм, оно выстраивается по одной из схем:

  1. ААББ – парная;
  2. АБАБ – перекрёстная;
  3. АББА – опоясывающая (кольцевая)

Далее при усложнённом сочетании рифмующихся строк появляются шестистишия с возможным расположением рифм: АБАБВВ, АБВАБВ, ААББВВ, АББАВВ, ВВАББА и так далее.

Наконец, вершиной виртуозности можно считать октаву: восемь поэтических строк, зарифмованных по схеме: АБАБАБВВ.

В нерифмованных стихах строфы отделяются друг от друга по принципу чередования мужских и женских окончаний в словах.

В фольклорных текстах главным принципом стихотворной организации выступает синтаксический параллелизм – такой приём, когда предложения выстроены по одной схеме и иллюстрируют уподобление одного явления другому на основе их противопоставления:

«То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит, —
То моё сердечко стонет,
Как осенний лист дрожит…»

Виды строф в мировой поэзии

Можно выделить несколько типов строф в зависимости от их происхождения:

  1. Античная строфика:
    1. по привязке к именам древних поэтов: Алкеева строфа, Сапфическая строфа, Асклепиадова строфа;
    2. по названию стихов: ионическая, дорийская, ямбэлегическая строфа.
  2. Европейская строфика:
    1. по привязке к поэтическому наследию знаменитых поэтов: нибелунгова строфа, терцины («Божественная комедия» Данте), секстины (Петрарка), катрены (П.Верлен), «спенсерова строфа» — девятистишие, схема построения которого была предложена английским поэтом Э.Спенсером.
    2. по жанру и назначению: моностихи, хоральные бар-формы, секвенции, канцоны, мадригалы, сонеты, рондо, триолеты.
  3. Восточная строфика: газелла, касида, рубаи, хокку (хайку), танка и другие.

Три типа строфики не существуют изолировано.

К примеру, европеец Ф.Г.Лорка облекал свои лирические шедевры в форму газелл, а жанр сонета распространился по всем уголкам света, обретя множество причудливых разновидностей («перевёрнутый сонет», «сонет на ножке» и другие).

Русская строфика

Преобладающим направлением русской лирики стала рифмованная поэзия. Так как одним из её источников был фольклор, успешно прижилась в России форма двустишия.

Её можно встретить как в произведениях авторов 18-19 веков (Дмитриева, Державина, Крылова, Пушкина, Лермонтова, Кольцова), так и в творчестве поэтов 20 столетия (Блок, Есенин, Клюев, Ахматова, Цветаева, Мандельштам).

Самой распространённой формой русского стихосложения стало четверостишие. Чуть реже встречаются терцины и пятистишия.

Такая форма, как семистишие, может считаться экзотической (пример – стихотворение Лермонтова «Бородино»). Восьмистишие (или октава) закрепилось в русской поэзии благодаря Пушкину, который написал октавами целую поэму («Домик в Коломне»).

Пушкину также принадлежит собственное русское явление мировой строфики – «онегинская строфа».

Как и сонет, эта форма состоит из 14 строк, но имеет особую схему рифм, сочетающую все три способа рифмовки: АБАБ ВВГГ ДЕЕД ЗЗ. Игривая и лёгкая строфа легла в основу стихотворного романа «Евгений Онегин», придав ему чёткую ритмическую организацию, сюжетную динамику и оригинальность звучания.

Тем же, кто так и не понял, чем строфа отличается от строки, скажем кратко: строфа – это как минимум 2 строки и как максимум – 14 строк.

Это «кусочек стихотворения», в котором, как рыбка в пруду, плещется и играет законченная и отдельная поэтическая мысль.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Подборки по теме

  • Вопросы и ответы
  • Использую для заработка
  • Полезные онлайн-сервисы
  • Описание полезных программ

Использую для заработка

Занятие 35. Строфа и её виды

Стихи часто объединяются в сочетания, которые повторяются в стихотворении некоторое количество раз. Сочетание стихов, представляющих ритмико — синтаксическое целое и объединенное общей рифмой называется СТРОФАМИ, т. е. строфа — это группа стихов с определённым расположением рифм. Основной признак строфы — повторяемость ее элементов: стоп, размеров, рифмовки, количества стихов и др.
Очень трудно уйти от былого,
Как когда-то мы были близки,
А сегодня увиделись снова —
И в глазах ни любви, ни тоски.
Г. Ужегов
ДВУСТИШИЕ — простейший вид строфы из двух стихов: в античной поэзии — ДИСТИХ, в силлабической — ВИРШИ.
Горько плакал мальчик Лёва
Потому что нету клёва
— Что с тобой? — спросили дома,
Напугавшись пуще грома,
Он ответил без улыбки:
Не клюют сегодня рыбки.
Н.Рубцов
ТРЁХСТИШИЯ (терцет) — простая строфа из трёх стихов.
В беспечных радостях, в живом очарованье,
О, дни весны моей, вы скоро утекли.
Теките медленней в моём воспоминанье.
А. С Пушкин
Наиболее распространенными видами строф в классической поэзии были
ЧЕТВЕРОСТИШИЯ (катрены), октавы, терцины. Многие великие поэты
пользовались ими при создании своих произведений.
Ты жива ещё, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.
С.Есенин
ПЯТИСТИШИЕ — квинтет.
А миром правят ложь и ярость,
Плач не смолкает ни на миг.
И в сердце всё перемешалось:
В нем и святая к людям жалость,
И гнев на них, и стыд за них.
Н.Зиновьев
ШЕСТИСТИШИЕ — секстина. Строфа из шести стихов.
Мороз и солнце; день чудесный!
Ещё ты дремлешь, друг прелестный,-
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись.
А.С.Пушкин
СЕМИСТИШИЕ — сентима. Сложная строфа из семи стихов.
Да! Были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Не многие вернулись с поля…
Не будь на то Господня воля,
Не отдали б Москвы!
М.Ю. Лермонтов
ВОСЬМИСТИШИЕ (октава) — восьмистишная строка, в которой первый стих рифмуется с третьим и пятым, второй — с четвёртым и шестым, седьмой — с восьмым. Октава основана на тройном повторении (рефрене).
Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя печальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдаленные седой зимы угрозы.
А.С.Пушкин
Схема октавы: АБАБАБВВ.
ДЕВЯТИСТИШИЕ — нона. Сложная рифма, состоящая из девяти стихов.
…Дайте мне дворец высокий
И кругом зеленый сад,
Чтоб в тени его широкой
Зрел янтарный виноград;
Чтоб фонтан не умолкая
В зале мраморном журчал
И меня б в мечтаньях рая,
Хладной пылью орошая,
Усыплял и пробуждал…
М.Ю.Лермонтов
ДЕСЯТИСТИШИЕ — децима. Часто встречается в произведениях М. Ломоносова, Державина. В настоящее время почти не применяется. Схема АБАБВВГДДГ. Разновидностью десятистишия является ОДИЧЕСКАЯ СТРОФА, которой пишутся торжественные оды, поздравления.
ОНЕГИНСКАЯ РИФМА — форма строфы, в которой написан роман «Евгений Онегин» А. С. Пушкина. Строфа состоит из 14 строк
Четыре с перекрёстной рифмой, две пары со смежными рифмами, четыре с кольцевой и заключительные две строки снова смежная рифма. Начинает строфу всегда строка с женским окончанием, заканчивает — с мужским.
Он в том покое поселился,
Где деревенский сторожил
Лет сорок с ключницей бранился,
В окно смотрел и мух давил.
Всё было просто: пол дубовый,
Два шкафа, стол, диван пуховый,
Нигде не пятнышка чернил.
Онегин шкафы отворил:
В одном нашёл тетрадь расхода,
В другом наливок целый строй,
Кувшины с яблочной водой,
И календарь осьмого года;
Старик, имея много дел,
В иные книги не глядел.
Схема АБАБВВГГДЕЕДЖЖ.
БАЛЛАДНАЯ строфа — строфа, в которой чётные стихи состоят из большего количества стоп, чем нечётные.
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счётным курицу зерном;
Ярый воск топили…
В.Жуковский
СОНЕТ. Определённое количество стихов и расположение рифм характерно не только для строф, но и для некоторых видов стихов. Наиболее распространенным является СОНЕТ. Мировую известность получили сонеты Шекспира, Данте, Петрарки. Сонет — стихотворение состоящее из четырнадцати стихов, делящихся обычно на четыре строфы: два четверостишия и два трёхстишия. В четверостишиях применяется или кольцевая или перекрёстная рифмовка, причем одинаковая для обоих четверостиший. Чередование рифмы в трёхстишиях различно.
Поэт! Не дорожи любовию народной
Восторженных похвал пройдёт минутный шум.
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься горд, спокоен и угрюм.
Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум.
Усердствуя плоды свободных дум,
Не требуя наград за подвиг благородный,
Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?
Доволен? Так пускай толпа его бранит,
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.
А.С.Пушкин
Схема сонета: АБАБАБАБВВГДДГ, но возможны и некоторые вариации в расположении рифм.
ТЕРЦИНЫ — трёхстишные строфы с оригинальным способом рифмовки. В них первый стих первой строфы рифмуется с третьим, второй стих первой строфы — с первым и третьим второй строфы, второй стих второй строфы — с первым и третьим третьей строфы и т.д.
Любил я светлых вод и листьев шум,
И белые в тени дерев кумиры,
И в ликах их печать недвижных дум.
Всё — мраморные циркули и лиры,
Мечи и свитки в мраморных руках,
На главах лавры, на плечах порфиры —
Всё наводило сладкий некий страх
Мне на сердце; и слёзы вдохновенья
При виде их рождались на глазах.
А.С.Пушкин
Терцинами написана «Божественная комедия» Данте. Но в русской поэзии они используются редко.
Схема терцины: АБА, БВБ, ВГВ, ГДГ, ДЕД…КЛКЛ.
ТРИОЛЕТ — встречается и в наше время. При этом виде рифмовки стихи А и В повторяются как рефрены.
Ещё весной благоухает сад,
Ещё душа весенится и верит,
Что поправимы страшные потери,-
Ещё весной благоухает сад…
О, нежная сестра и милый брат!
Мой дом не спит, для вас раскрыты двери…
Ещё весной благоухает сад,
Ещё душа весенится и верит.
И. Северянин (Лопарёв)
Схема триолета: АБАААБАБ.
РОНДО — стихотворение, содержащее 15 строк с рифмовкой ААВВА, АВВС, ААВВАС (С- не рифмующийся рефрен, повторение строки).
Рондо, как стиль стихосложения, было популярно во французской поэзии 18-19 вв.
Из других (сейчас почти не применяющихся) видов строф стоит упомянуть следующие:
СИЦИЛИАНА — восьмистишие с перекрёстной рифмой АБАБАБАБ.
САПФИРИЧЕСКАЯ СТРОФА. Была изобретена в Древней Греции в 6-7 вв. до новой эры.
КОРОЛЕВСКАЯ СТРОФА — семистишие с системой рифмовки АББААВВ.
АСТРОФИЗМЫ — стихотворение, в котором нет деления на строфы, что даёт поэту больше композиционной свободы. Применяется и в настоящее время в детских стихах, баснях и в стихах, насыщенных разговорной речью.
Добрый доктор Айболит
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и паучок
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит.
К.Чуковский

СТРОФА (греч. strophe — поворот) — группа стихов с периодически повторяющейся организацией ритма и (или) рифмы. Как правило, каждая строфа посвящена какой-то одной мысли, и при смене строфы меняется и тема. На письме строфы разделяются увеличенными интервалами. Основной признак строфы — повторяемость её элементов: cтоп, размера, рифмовки, количества стихов и пр.

Лишь тому, чей покой таим,

Сладко дышится…

Полотно над окном моим

Не колышется.

Ты придёшь коль верна мечтам,

Только та ли ты?

Знаю: сад там, сирени там

Солнцем залиты. (И.Ф. Анненский)

ВИДЫ СТРОФ:

ДВУСТИШИЕ (дистих) — простейший вид строфы из двух стихов: в античной поэзии — дистих, в восточной — бейт, в силлабической — вирши. Если двустишие образует самостоятельную строфу – это строфическое двустишие. Графически такие двустишия отделяются друг от друга.

Дано мне тело — что мне делать с ним,

Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить

Кого, скажите, мне благодарить? (Осип Мандельштам)

Нестрофические двустишия входят в состав более сложных строф и определяются по смежному способу рифмовки.

В мире как в море: не спят рыбаки,

Сети готовят и ладят крючки.

В сети ли ночи, на удочку дня

Скоро ли время поймает меня? (Расул Гамзатов )

ТРЁХСТИШИЕ (терцет) — простая строфа из трёх стихов. Также, см. терцина

В беспечных радостях, в живом очарованье,

О дни весны моей, вы скоро утекли.

Теките медленней в моём воспоминанье.(А.С. Пушкин)

ЧЕТВЕРОСТИШИЕ (катрен) – простая строфа из 4 стихов, самая употребительная в европейской поэзии.

Попрыгунья Стрекоза

Лето красное пропела;

Оглянуться не успела,

Как зима глядит в глаза. (И.А. Крылов)

ПЯТИСТИШИЕ (квинтет) – строфа из пяти стихов.

Хотя я судьбой на заре моих дней,

О южные горы, отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз;

Как сладкую песню отчизны моей,

Люблю я Кавказ. (М.Ю. Лермонтов)

ШЕСТИСТИШИЕ — строфа из шести стихов.

Мороз и солнце; день чудесный!

Ещё ты дремлешь, друг прелестный, —

Пора, красавица, проснись:

Открой сомкнуты негой взоры

Навстречу северной Авроры,

Звездою севера явись. (А.С. Пушкин)

Шестистишие с рифмовкой АВАВАВ — СЕКСТИНА.

Опять звучит в моей душе унылой

Знакомый голосок, и девственная тень

Опять передо мной с неотразимой силой

Из мрака прошлого встаёт, как ясный день;

Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый

Я устарел: и жить и чувствовать — мне лень. (Л.А.Мей)

СЕМИСТИШИЕ (септима) — сложная строфа из семи стихов.

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,

Французу отдана?

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Hе даром помнит вся Россия

Про день Бородина! (М.Ю. Лермонтов)

ВОСЬМИСТИШИЕ (октава) – строфа из 8 стихов.

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса –

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдалённые седой зимы угрозы. (А.С. Пушкин)

ДЕВЯТИСТИШИЕ (нона) — сложная строфа из 9 стихов.

Отворите мне темницу,

Дайте мне сиянье дня,

Черноглазую девицу.

Черногривого коня.

Дайте раз пор синю полю

Проскакать на том коне;

Дайте раз на жизнь и волю,

Как на чуждую мне долю,

Посмотреть поближе мне. (М.В. Лермонтов)

ДЕСЯТИСТИШИЕ (децима) — сложная строфа из 10 стихов.

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовёт от стран чужих,

О ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободрены

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумов Невтонов

Российская земля рождать (М.В. Ломоносов)

ОДИЧЕСКАЯ СТРОФА – десятистишие с рифмовкой АBАB CC DEED. Одической строфой пишутся торжественной оды.

Подай, Фелица! наставленье:

Как пышно и правдиво жить,

Как укрощать страстей волненье

И счастливым на свете быть?

Меня твой голос возбуждает,

Меня твой сын препровождает;

Но им последовать я слаб.

Мятясь житейской суетою,

Сегодня властвую собою,

А завтра прихотям я раб. (Г. Державин)

ОНЕГИНСКАЯ СТРОФА — 14-стишие 4-стопного ямба с рифмовкой ABAB CCDD EFFE GG, созданное А. С. Пушкиным («Евгений Онегин»).

Итак, она звалась Татьяной.

Ни красотой сестры своей,

Ни свежестью её румяной

Не привлекла б она очей.

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девушкой чужой.

Она ласкаться не умела

К отцу, ни к матери своей;

Дитя сама, в толпе детей

И часто целый день одна

Сидела молча у окна. (А.С. Пушкин)

БАЛЛАДНАЯ СТРОФА — строфа, в которой, как правило, чётные стихи состоят из большего количества стоп, чем нечётные.

Улыбнись, моя краса,

На мою балладу;

В ней большие чудеса,

Очень мало складу.

Взором счастливым твоим,

Не хочу и славы;

Слава – нас учили – дым;

Свет – судья лукавый.

Вот баллады толк моей:

«Лучший друг нам в жизни сей

Вера в провиденье.

Благ зиждителя закон:

Здесь несчастье – лживый сон;

Счастье – пробужденье». (В.А. Жуковский)

СОНЕТ (прованс. sonetto – песенка) — стихотворение твёрдой формы из 14 строк. Популярен в поэзии Возрождения, барокко, романтизма. Цикл из 15 связанных сонетов называется «венком сонетов».

Итальянский сонет строится по схеме «4+4+3+3»

Когда, как солнца луч, внезапно озаряет

Любовь ее лица спокойные черты,

Вся красота других, бледнея, исчезает

В сиянье радостном небесной красоты.

Смирясь, моя душа тогда благословляет

И первый день скорбей, и первые мечты,

И каждый час любви, что тихо подымает

Мой дух, мою любовь до светлой высоты.

Свет мысли неземной лишь от нее исходит,

Она того, кто вдаль последует за ней ,

Ко благу высшему на небеса возводит,

По правому пути, где нет людских страстей

И, полон смелостью, любовью вдохновленный,

Стремлюсь и я за ней в надежде дерзновенной! (Ф. Петрарка)

Английский сонет строится по схеме – «4+4+4+2».

Сравню ли я тебя с весенним днем?

Спокойней ты, нежнее и милее.

Но ветром майский цвет на смерть влеком

И лето наше мига не длиннее.

Небесный глаз то блещет без стыда.

То скромно укрывается за тучей;

Прекрасное уходит навсегда,

Как рассудил ему природы случай.

Но твой не завершится ясный день,

Ему не страшны никакие сроки;

Ты в смертную не удалишься тень,

В бессмертные мои отлитый строки.

Пока дышать и видеть нам дано,

Живёт мой стих — и ты с ним заодно. (В. Шекспир)

ТЕРЦИНА (лат. terzа rima — третья рифма) — 3-стишная строфа из непрерывной цепи тройных рифм ABА BCB CDC («Божественная комедия» Данте).

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу!

Так горек он, что смерть едва ль не слаще.

Но, благо в нем обретши навсегда,

Скажу про всё, что видел в этой чаще… (А. Данте)

ТРИОЛЕТ — восьмистишие с рифмовкой АВАА АВAB , где стихи А и В повторяются как рефрены. Употреблялся в легкой поэзии 15-18 вв.

Ты промелькнула, как виденье,

О, юность, быстрая моя,

Одно сплошное заблужденье!

Ты промелькнула, как виденье,

И мне осталось сожаленье,

И поздней мудрости змея.

Ты промелькнула, как виденье,—

О, юность быстрая моя! (К. Бальмонт)

РОНДО — стихотворение в 15 строк с рифмовкой AABBA, ABBС, AABBAС (C — нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.

В начале лета, юностью одета,

Земля не ждёт весеннего привета,

Но бережёт погожих, тёплых дней,

Но расточительная, всё пышней

Она цветёт, лобзанием согрета.

И ей не страшно, что далёко где-то

Конец таится радостных лучей,

И что недаром плакал соловей

В начале лета.

Не так осенней нежности примета:

Как набожный скупец, улыбки света

Она сбирает жадно, перед ней

Не долог путь до комнатных огней,

И не найти вернейшего обета

В начале лета. (М.А.Кузмин)

СИЦИЛИАНА — восьмистишие с перекрёстной рифмой АБАБАБАБ.

САПФИЧЕСКАЯ СТРОФА — строфа с устойчивым чередованием различных метров, изобретённая греческой поэтессой Сапфо в 7-6 вв. до н. э. Графическая схема строфы:

-?-?-??-?-?

-?-?-??-?-?

-?-?-??-?-?

-??-??

Наиболее употребительная строфа в античной поэзии. Имитировалась в тоническом стихосложении.

Ночь была прохладная, светло в небе

Звёзды блещут, тихо источник льётся,

Ветры нежно веют, шумят листами

Тополы белы. (А.Н. Радищев)

АЛКЕЕВА СТРОФА – строфа античного стихосложения из 4-х логаэдов с устойчивым чередованием различных метров.

КОРОЛЕВСКАЯ СТРОФА — семистишие с системой рифмовки АББААВВ.

СПЕНСЕРОВА СТРОФА — девятистишная строфа с рифмовкой ABABBCDC, представляющая собой октаву с добавлением девятого, удлиненного на одну стопу, стиха. Впервые появилась в поэме английского поэта Э. Спенсера «Королева фей» (1596).

НЕТОЖДЕСТВЕННЫЕ СТРОФЫ — строфы с неупорядоченным чередованием четверостиший с различной рифмовкой, клаузулами и пр.

СТРОФОИДЫ — строфы с различным количеством стихов. Например, чередование 4-стиший с 5-стишиями, 6-стишиями и т.д.

АСТРОФИЗМ — стихотворение, в котором нет симметричного деления на строфы, что расширяет интонационно синтаксическое звучание стихотворения и даёт поэту больше композиционной свободы. Астрофизм применяется в баснях, детских стихах, повествовательных поэтических произведениях.

Добрый доктор Айболит!

Он под деревом сидит.

Приходи к нему лечиться

И корова, и волчица,

И жучок, и паучок

И медведица!

Всех излечит, исцелит

Добрый доктор Айболит! (К. Чуковский)

.. 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 ..

ПРОСТЫЕ СТРОФЫ

Наиболее простая строфа — это двустишие, оснащенное парой рифм. Одностишие (хотя есть и знаменитые их

примеры, типа карамзииского «Покойся, милый прах, до радостного утра» или брюсовского «О, закрой свои бледные ноги») еще не образует строфы, да и вообще не очень понятно, достаточно ли его для образования инерции стихотворной речи. Как правило, современные стиховеды считают одностишие формой, находящейся на границе между прозой и поэзией. Двустишие же — уже строфическая форма, которая обладает очень большими возможностями соотнесения с рифмами, с ритмом и пр. Но есть две традиционные формы двустишия, о которых мы уже говорили, но имеет смысл упомянуть их и здесь, в разделе о строфике. Это, во-первых, ЭЛЕГИЧЕСКИЙ ДИСТИХ, то есть двустишие, состоящее из строки гекзаметра и строки пентаметра. Обратите внимание, что в элегическом дистихе нет рифмы, и это первый из образцов нерифмованной строфы, которые нам еще будут встречаться.
Второй пример двустишия — АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ. Собственно говоря, для понимания законов александрийского стиха необходимо выйти за пределы двустишия и сказать, что это — целый период, в котором сочетаются два двустишия шестистопного ямба, первое из которых зарифмовано женской рифмой, второе — мужской, потом опять следует женская, снова мужская и так далее:

Однажды странствуя среди долины дикой,

Незапно был объят я скорбию великой

И тяжким бременем подавлен и согбен,
Как тот, кто на суде в убийстве уличен.
(Пушкин)

В настоящее время ни элегический дистих, ни александрийский стих не существуют как реальные явления стиха. Первый используется лишь для переложения античных текстов (или для пародий, как мы видели в примере из Г.Сап-гира, приведенного в главе о логаэдах), второй — для подражания поэзии далекого прошлого или также в переводах, хотя его можно было встретить в начале века не только у Брюсова или Вяч.Иванова, ориентированных на поэтику прошлого, но и у Ахматовой, которая была уже далека от стилизационных задач.
Трехстишия образуют строфу довольно редко, поскольку возможные схемы рифмовки оказываются достаточно монотонными. Однако они могут входить в строфические периоды, то есть быть частью шестиший, сонетов, цепных строф.
Приведем, впрочем, прекрасные безрифменные трехстишия О. Мандельштама:

Возьми на радость из моих ладоней

Немного солнца и немного меда,
Как нам велели пчелы Персефоны.
Не отвязать неприкрепленной лодки,
Не услыхать в меха обутой тени,
Не превозмочь в дремучей жизни страха.
Нам остаются только поцелуи,
Мохнатые, как маленькие пчелы,
Что умирают, вылетев из улья.

Наибольшее распространение в русской поэзии получили четверостишия. Для определения их строфической формы придумали даже специальные термины, которые на слуху у всех нас еще со школы: перекрестная рифмовка (когда первая строка рифмуется с третьей, а вторая с четвертой)74, рифмовка парная (но, обратим внимание, заключенная в рамки четверостишия), когда рифмуется первая строка со второй, а третья — с четвертой, и кольцевая (или охватывающая), где первая строка рифмуется с четвертой, а вторая с третьей. Обычно эти типы рифмованных четверостиший не представляют никакой сложности при определении, и мы можем спокойно миновать их.
Гораздо реже встречаются четверостишия, где рифмуются не все строки, а лишь некоторые, остальные же (одна или две) остаются ХОЛОСТЫМИ, то есть незарифмован-ными. Из строф такого рода наибольшей популярностью в XIX веке пользовалась строфа «русского Гейне», где рифмовались только второй и четвертый стих, а первый и третий оставались незарифмованными. К середине XIX века этот тип строфики, как правило, соединенный с четырехстопным хореем, стал настолько шаблонным, что его охотно пародировали:

Помню я тебя ребенком, —
Скоро будет сорок лет! —
Твой передничек измятый,
Твой затянутый корсет…
Было так тебе неловко!..
Ты сказала мне тайком:
— Распусти корсет мне сзади, —
Не могу я бегать в нем!
Весь исполненный волненья,
Я корсет твой развязал, —
Ты со смехом убежала,
Я ж задумчиво стоял…
(Козьма Прутков)

В этой пародии, наряду с высмеиванием чисто содержательных особенностей «русского Гейне», высмеивается и его стиховой, строфический шаблон. Правда, необходимо отметить, что к подлинному Гейне это имеет лишь косвенное отношение,— Прутков пародировал не его, а домашние поделки различных «Гейне из Тамбова».
Своеобразны четверостишия, где оставляется холостым один стих (чаще всего третий), а остальные три рифмуются между собою. Такая строфа оставляет впечатление интонационной открытости, незавершенности:

Дремлет избушка на том берегу.
Лошадь белеет на темном лугу.
Криком кричу и стреляю, стреляю,
А разбудить никого не могу.
(Евг.Евтушенко)

Отличные образцы строф такого рода находим в известном стихотворении ДСамойлова «Сороковые», где в сочетании с четверостишиями перекрестной рифмовки они уже одним своим появлением создают впечатление какой-то пронзительной отчаянности, одинокости, открытости всем ветрам времени (особенно это относится к завершению второй из приводимых нами строф, где применена вдобавок редкая ритмическая форма ямба с ударениями на втором и восьмом слогах):

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы

Кочуют с запада к востоку…
А это я на полустанке

В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.
Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.
И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Существуют и традиционные белые четверостишия, примеры которых мы приводили там, где шла речь об имитациях испанского народного стиха: четверостишия нерифмованного четырехстопного хорея, где окончания могут чередоваться ХхХх (как у Катенина или в пушкинском «На Испанию родную…») или же три женских окончания завершаются мужским: ХХХх (как у Блока и имитирующей его Ахматовой).
Пятистишия, как правило, по своей интонации напоминают «расширенные» на одну строку четверостишия. Наиболее употребительная форма их — АЬААЬ или аВаВа:

А я уже стою на подступах к чему-то,
Что достается всем, но разною ценой…
На этом корабле есть для меня каюта

И ветер в парусах — и страшная минута

Прощания с моей родной страной.
(А.Ахматова)

Ты кинешь камешек, и вновь

Однако пятистишия в русской поэзии нечасты, хотя, скажем, Фет пользовался ими довольно часто. Из пятистиший нестандартных стоит отметить опыты Г.Державина с применением холостых, нерифмующихся строк:

Звонкоприятная лира!
В древни златые дни мира,
Сладкою силой твоей

Ты и богов и царей,
Ты и народы пленяла.

Значительно более разработаны шестистишия. Чаше всего встречается форма ААЬССЬ, которая теснее прочих объединяет строфу воедино, не дает ей распадаться на отдельные части:

Лес окрылен, веером — клен.
Дело в том, что носится стон в лесу густом золотом…
(С. Кирсанов)

Также часты стихи, где четверостишие с перекрестной рифмой как бы замыкается двустишием, как в одной из лучших од Державина «Водопад» (вообще Державин отличается богатством строфических построений):

Он слышит: сокрушилась ель,
Станица вранов встрепетала,
Кремнистый холм дал страшну щель,
Гора с богатствами упала;
Грохочет эхо по горам,
Как гром гремящий по громам.

Шестистишие предоставляет поэту довольно обширные возможности для разных интонационных поисков. Попробуйте себе представить, как звучала для слушателя Александра Галича шестистишная строфа из его песни:

В матершинном субботнем загуле шалманчика

Обезьянка спала на плече у шарманщика,
А когда просыпалась, глаза ее жуткие

Выражали почти человечью отчаянность,
А шарманка дудела про сопки манчжурские

И Тамарка-буфетчица очень печалилась…

Ухо современного любителя и знатока поэзии после двух первых срифмованных строк, да еще таких длинных (четырехстопный анапест с дактилическими окончаниями) ожидает снова парной рифмы, но не получает ее. Тогда он начинает ждать шестистишия с рифмовкой ААВСВС, но получает опять какое-то неожиданное окончание, и только с трудом, после некоторых раздумий вспоминает, с чем должна рифмоваться эта строка. Но ведь перебирая строки, слушатель вспоминает и все их содержание, а стало быть и вся строфа приобретает для него особое, более глубокое наполнение.
Гораздо реже шестистишия, написанные не на три, как во всех предыдущих случаях, а на две рифмы. Редкий пример стихотворения, использующего все способы подобной организации, дает Н. Гумилев:

Я помню ночь, как черную наяду,
В морях под знаком Южного Креста.
Я плыл на юг; могучих волн громаду

Взрывали мощно лопасти винта,
И встречные суда, очей отраду,
Брала почти мгновенно темнота.
(АЬАЬАЬ)

О, как я их жалел, как было странно

Мне думать, что они идут назад

И не остались в бухте необманной,
Что дон Жуан не встретил донны Анны,
Что гор алмазных не нашел Синдбад

И Вечный Жид несчастней во сто крат.
(AbAAbb)

Но проходили месяцы, обратно

Я плыл и увозил клыки слонов,
Картины абиссинских мастеров,
Меха пантер — мне нравились их пятна

И то, что прежде было непонятно, —

Презренье к миру и усталость снов.
(AbbAAb)
Я молод был, был жаден и уверен,
Но дух земли молчал, высокомерен,
И умерли слепящие мечты,
Как умирают птицы и цветы.
Теперь мой голос медлен и размерен,
Я знаю, жизнь не удалась… и ты,
(ААЬЬАЬ)
Ты, для кого исгал я на Леванте

Нетленный пурпур королевских мантий,

Я проиграл тебя, как Дамаянти

Когда-то проиграл безумный Наль.

Взлетели кости, звонкие, как сталь,

Упали кости — и была печаль.
(AAAbbb)
Сказала ты, задумчивая, строго:
«Я верила, любила слишком много,
А ухожу, не веря, не любя,
И пред лицом Всевидящего Бога,
Быть может, самое себя губя,
Навек я отрекаюсь от тебя».
(ААЬАЬЬ)
Твоих волос не смел поцеловать я,
Ни даже сжать холодных, тонких рук.
Я сам себе был гадок, как паук,
Меня пугал и мучил каждый звук,
И ты ушла в простом и темном платье,

Похожая на древнее Распятье.
(AbbbAA)

А далее идет повторение тех же форм, только первая строка всегда оканчивается мужской рифмой. Характер-, но, что в первоначальном варианте такой строгости не было, и продолжалось стихотворение строфами с первоначальным строфическим рисунком.
Семистишия распространения в русской поэзии не получили, хотя и запомнились строфой лермонтовского «Бородина»:

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

Здесь совершенно явственна связь с шестистишием ААЬССЬ, только вторая часть его расширена еще на один стих. А можно было придумать что-нибудь, чтобы создать строфу, напоминающую лермонтовскую, но в то же время и отличную от нее. Вот один такой образец, с лермонтовским же названием «Молитва»:

Для построения стихотворения нужно понимать расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку.
Одностишие (моностих)
Нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:
О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)
Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)
Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.
Двустишие (дистих)
Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).
В тот вечер возле нашего огня Увидели мы чёрного коня. (И. Бродский)
Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих — это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.
Трёхстишие (терцет)
Далее рассмотрим более сложную форму — трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaa bbb ccc.
На морских берегах я сижу,
Не в пространное море гляжу,
Но на небо глаза возвожу. (А. Сумароков)
Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина — это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм aba bcb cdc… Терциной написана «Божественная комедия» Данте:
Земную жизнь дойдя до середины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.
Каков он был, о, как произнесу
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу! (пер. М. Лозинского)
Четверостишие (катрен)
Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba (охватная или опоясанная рифма). Пример первой:
Я долго шёл по коридорам,
Кругом, как враг, таилась тишь.
На пришлеца враждебным взором
Смотрели статуи из ниш. (Н. Гумилёв)
Пример второй:
Он видит пылающий ангельский меч,
Что жалит нещадно его и подругу
И гонит из рая в суровую вьюгу,
Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч… (Н. Гумилёв)
Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать. Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки):
Когда, прервав теченье лет,
Настанет страшный суд,
На нем предстанет мой скелет,
Держа пивной сосуд. (И. Губерман)
Пятистишия
Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик — это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным — в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.
Не секрет, что в далёком Катаре
Каждый пятый катарец — татарин!
Есть и больший курьёз.
Знайте все: эскимос —
— Каждый третий на Мадагаскаре… (А. Карпов)
Вождь индейцев, торгующий в лавке,
Продавая свои томагавки,
Говорил: «Спору нет,
Очень ценный предмет
И в быту, и в автобусной давке!» (А. Карпов)
Шестистишия
Встречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:
На стене портрет тирана,
Как в любой другой квартире,
Как во всём подлунном мире,
Как мишень в цветастом тире,
Как нарыв, гнойник, как рана,
На стене портрет тирана.
Или abcabc (треугольная рифмовка):
Северо-западный ветер его поднимает над
Сизой, лиловой, пунцовой, алой
Долиной Коннектикута. Он уже
Не видит лакомый променад
Курицы по двору обветшалой
Фермы, суслика на меже. (И. Бродский)
Или aabccb (самый «песенный» вариант):
И, может быть, жизнь на пределе
Удержится в немощном теле
И голову старца укроет трёхзубым венцом.
Но дряхлые чресла устали,
И шут в исполнении Даля
В холодную землю уткнётся истёртым лицом.
Семистишие (септима)
Семистишие (септима) — вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано «Бородино» Лермонтова (aabcccb):
— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Hедаром помнит вся Россия
Про день Бородина! (М. Лермонтов)
Восьмистишие
Восьмистишие — это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования.
Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример. Схема aaabcccb:
Старение! Возраст успеха. Знания
Правды. Изнанки её. Изгнания.
Боли. Ни против неё, ни за неё
Я ничего не имею. Коли ж
Переборщит — возоплю: нелепица
Сдерживать чувства. Покамест — терпится.
Ежели что-то во мне и теплится,
Это не разум, а кровь всего лишь. (И. Бродский)
Девятистишие
Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу.
Черногривого коня.
Дайте раз пор синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне… (М. Лермонтов)
Десятистишия
Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода иммет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Г.Державин. Например:
Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?
Меня твой голос возбуждает,
Меня твой сын препровождает;
Но им последовать я слаб.
Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.
Не будем подробно разбирать 11-ти, 12-ти и 13-ти стишия. Напомню лишь, что в любой из этих форм можно получить огромное количество разнообразных комбинаций рифм, так что это поле для вашей деятельности.
Зато рассмотрим четырнадцатистишие, потому что оно имеет фиксированную форму, являющуюся одной из наиболее популярных известных в истории — сонет. Сонет — это стихотворение из 14 стихов, построенное по схеме abbaabbaccdede, то есть два четверостишия и два трёхстишия. Сонет появился в европейской литературе ещё в XIII веке. Одной из вершин поэзии Возрождения являлись сонеты Ф. Петрарки, обращённые к Лауре. Сонет часто имеет нарушения строгой рифмовой схемы. Например, 66-ой сонет Шекспира в переводе С. Маршака:
Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье.
И совершенству пошлый приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой.
И прямоту, что глупостью слывёт,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.
Всё мерзостно, что вижу я вокруг,
Но как тебя покинуть, милый друг!
Заключение сонета может охватывать все шесть последних строк (в данном случае — две). В данном сонете не соблюдено правило общих рифм в двух катренах. Имеются варианты сонетов: хвостатый сонет — два четверостишия и три терцета; сплошной сонет — на двух рифмах; опрокинутый сонет — два терцета и два четверостишия; безголовый сонет — одно четверостишие и два терцета; половинный сонет — четверостишие и терцет; хромой сонет — неравностопность четвертого стиха в катренах и т. д.
Сонет развивается и сплетается в ещё более сложную форму — венок сонетов. Венок сонетов состоит из пятнадцати сонетов. Первая строка каждого сонета повторяет последнюю строку предыдущего; заключительный сонет (магистрал) повторяет каждую строку каждого сонета, связывая их воедино. Таким образом, венок сонетов представляет собой двести десять строк, четырнадцать из которых употреблены троекратно. Венок сонетов очень сложен для написания, тем более правильный, без нарушения правил построения одного сонета. Венки встречаются у В.Брюсова, И.Сельвинского, М.Богдановича. Блестящий венок сонетов создал современный поэт и рок-музыкант Сергей Калугин.
Отмечу, что четырнадцатистишие совсем не обязательно является сонетом. Например, вот такая форма: ababccdefefggd.
Я в почётных рядах –
Руки в мягкий бетон –
Золотая звезда,
Предварив пелатон,
В предвкушении сна
Оказалась одна
На пути к дохристианскому Богу.
Эта леди вон там
Очень нравится мне,
Я бы впился в уста,
Я остался бы с ней,
Но придётся пройти
Окончанье пути
По кричащим ковровым дорогам.
Естественно, можно искать и более сложные 15, 16-тистишия, в общем, всё на ваше усмотрение. Отмечу только одну специфическую форму 15-стишия — рондо. Это стихотворение в 15 строк с рифмовкой aabbaabbсaabbaс (с — нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.
В начале лета, юностью одета,
Земля не ждёт весеннего привета,
Но бережёт погожих, тёплых дней,
Но расточительная, всё пышней
Она цветёт, лобзанием согрета.
И ей не страшно, что далёко где-то
Конец таится радостных лучей,
И что недаром плакал соловей
В начале лета.
Не так осенней нежности примета:
Как набожный скупец, улыбки света
Она сбирает жадно, перед ней
Не долог путь до комнатных огней,
И не найти вернейшего обета
В начале лета. (М.Кузмин)
Рондо бывает и других типов: восьмистрочное, первая и вторая строки повторяются в конце и первый стих — в четвертой строке; тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки. Реже встречается четвертый тип сложного, т. н. совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.
Вы можете также смело комбинировать строфы — четверостишия с шестистишиями и так далее. Такие стихотворения называются строфоидами. Стихотворение же, в котором нет чёткого разделения на строфы, называется астрофизмом и широко употребляется в детской поэзии:
Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и паучок
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит! (К. Чуковский)
К астрофизмам относится раёшный стих — русский народный стих со свободным количеством слогов и расположением ударений, ритм которого основан на смежной рифмовке. Размер, кстати, тоже не соблюдается. Например:
Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошел поп по базару
Посмотреть кой-какого товару.
Навтречу ему Балда
Идет сам не зная куда. (А. Пушкин)
Напоследок скажу об ещё одном маленьком трюке. После любого законченного технически n-стишия, особенно после фиксированного (сонет, ода) можно просто добавить ещё одну строку (максимум две), которые позволят завершить стихотворение и с точки зрения содержания. Такое добавление называется кодой и не обязательно должно быть рифмованным.

(Использованы материалы книги Тимофея J. Скоренко. Трактат о стихосложении.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *