Почему все забываю?

Благодаря способности мозга забывать ненужную информацию мы можем узнавать что-то новое.

Чтобы что-то выучить, нужно что-то забыть. (Фото: serrnovik / ) Нейрон энторинальной коры – одной из важнейших зон памяти в мозге наряд с гиппокампом. (Фото Mike Economo / Flickr.com) Внешний жесткий диск WESTERN DIGITAL Elements Portable 1Tb WDBUZG0010BBK. (Фото: ЭЛЬДОРАДО) Карта памяти SANDISK Ultra SDXC 64Gb UHS-I U1 Class10 (SDSDUNC-064G-GN6IN). (Фото: ЭЛЬДОРАДО) USB-флешка SANDISK iXpand 16Gb USB3.0/Lightning (SDIX30C-016G-GN6NN). (Фото: ЭЛЬДОРАДО) ‹

Наверняка многие задавались вопросом, сколько вмещает в себя наша память – так, чтобы это можно было выразить в знакомых кило-, мега, гига- и прочих байтах. Конечно, у кого-то память получше, у кого-то похуже, но все же – если взять среднестатистический человеческий мозг? Задача непростая, особенно, если вспомнить, как мозг работает.

Память, речь, эмоции, абстрактное мышление – все когнитивные процессы сопровождаются электрохимическими импульсами, которые бегут по сложным цепочкам из нервных клеток – нейронов (в мозге есть и другие клетки, так называемые клетки макроглии и микроглии, и число их сильно превосходит число нейронов, но сейчас они нам не нужны).

Нейрон энторинальной коры – одной из важнейших зон памяти в мозге наряд с гиппокампом. (Фото Mike Economo / Flickr.com)

Соединения между нейронами называются синапсами, в них импульс переходит с одной клетки на другую. Синапсы устроены очень сложно, они могут усиливать или ослаблять импульс, который перескакивает с нейрона на нейрон. Объем информации зависит и от числа нейронов, и от числа синапсов, при этом нужно помнить, что один и тот же нейрон может соединяться примерно с тысячью других нейронов.

Синапсы – не жесткие структуры, они постоянно меняются, делаясь то слабее, то сильнее, и потому синапс нельзя приравнять к цифровому нулю или единице. В статье, опубликованной три года назад в журнале eLife, говорится, что синапс соответствует примерно 4,7 битам. В мозге у нас около миллиарда нейронов и больше триллиона синапсов. Если грубо посчитать их общую емкость, то получится ошеломляющая цифра в 5 петабайт. Такой памяти с лихвой хватит на то, чтобы в течение 300 лет беспрерывно смотреть телевизор и запоминать все увиденное.

Конечно, кто-то вполне справедливо возразит, что ведь не весь мозг отдан под память. В научных статьях мы часто встречаем словосочетание вроде «один из центров памяти». Чаще всего в таких случаях говорят про гиппокамп; также известно, что в запоминании и хранении информации активно участвуют разные зоны коры полушарий. Но даже если ограничиться только корой, то у нее емкость тоже получится весьма внушительной – свыше 74 терабайт. Речь тут не столько о точных цифрах, сколько о том, чтобы представить себе возможности мозга.

И мы действительно помним очень и очень много. Просто обычно, когда мы говорим про плохую память, мы имеем в виду, что забыли, например, какой-то исторический факт, или чьи-то имя-фамилию, или где ключи лежат. Но если задуматься: проснувшись утром, мы не вспоминаем мучительно, какие мышцы нужно задействовать, чтобы встать с кровати, мы не выискиваем в памяти сведения о том, как чистить зубы; раз научившись, мы потом всю жизнь без особых приключений пользуемся ножом и вилкой, а планируя покупку, легко высчитываем, сколько у нас после нее останется денег – это значит, что мы прекрасно помним правила арифметики. Не говоря уже о словарном запасе и правилах грамматики… Так что мозгу есть что делать с его терабайтами и петабайтами – он сохраняет в них огромное количество разнородного контента.

Притом наша память различается все-таки не только по контенту. То есть в ней, конечно, выделяют ту, что помнит сенсорные стимулы, ту, что помнит слова, ту, что помнит ландшафты и маршруты, и т. д. Однако для нас важнее, как мы вспоминаем то, что помним, как информация соотносится с нашей личностью и, наконец, как долго мы это помним. Если мы вспоминаем что-то сознательно и произвольно, то у нас работает так называемая декларативная память, в которой в свою очередь выделяют эпизодическую память (в ней хранятся воспоминания о событиях в нашей жизни) и семантическую память с общими фактами, идеями, смыслами и понятиями. И если эпизодическая память помнит, например, о какой-то конкретной собаке, которую когда-то держали наши друзья, то в семантической памяти хранится общее представление о том, что такое собака. Если же информация вспоминается без осознания, то работает скрытая, имплицитная память. Наконец, если говорить о времени хранения, то тут выделяют мгновенную, рабочую, кратковременную и долговременную память.

Мгновенная длится очень недолго, буквально доли секунды – в ней хранятся остаточные впечатления от непосредственного восприятия чего угодно, и мы эти мгновенные отпечатки даже не осознаем. Но если они для нас важны, то они попадают, образно говоря, под свет сознания – в кратковременную память. Рабочая память – разновидность кратковременной, и в ней хранится то, с чем мы работаем вот прямо сейчас, в данный момент времени (подробно о рабочей памяти можно прочесть в нашей статьей в июньском номере «Науки и жизни» за прошлый год). Рабочую память можно сравнить с кэш-памятью компьютерного процессора, а кратковременную – с оперативной; и та, и другая хранят данные до тех пор, пока мы об этих данных думаем – точно так же, как оперативная память и кэш процессора хранят данные, необходимые для работы в данный момент, ну или пока есть электрическое питание.

Долговременную же память можно сравнить с жестким диском, флешкой, SD-картой. В ней информация остается даже несмотря на то, что мы о ней не думаем. Как именно это происходит, остается во многом загадкой, хотя известно, что для долговременной памяти важны гены и белки, управляющие синапсами, о которых мы говорили в самом начале. Предполагается, что запоминание информации сопровождается появлением новых нейронных цепей и что эти цепи остаются целыми, даже если по ним не бегает постоянно электрический импульс – то есть память сохраняется даже при «отключении питания».

Внешний жесткий диск WESTERN DIGITAL Elements Portable 1Tb WDBUZG0010BBK. (Фото: ЭЛЬДОРАДО)

Но если мозг может хранить терабайты и петабайты, почему же мы постоянно жалуемся на память? На самом деле иногда у нас просто не получается запомнить то, что мы хотели бы запомнить. Дело в том, что мы запоминаем информацию не по байтам, не по дискретным единицам, а большими сложноорганизованными кусками, перешитыми ассоциациями. Представим, к примеру, что мы на каком-то мероприятии знакомимся с человеком, узнаем его имя, смотрим в лицо и о чем-то говорим. Запомним ли мы его? Если разговор был о чем-то интересном, или же с этим человеком нам просто крайне важно было познакомиться, то его лицо мы, конечно, запомним. И тем более запомним, если у него, скажем, особо выдающийся нос – даже если разговор был неинтересный. То есть для запоминания важны внимание, эмоциональная вовлеченность и интерес – вещи, тесно связанные друг с другом. Они помогают консолидировать память – так называют превращение кратковременной памяти в долговременную. При этом какая-то несущественная информация теряется – мы впоследствии вряд ли вспомним цвет галстука того, с кем мы разговаривали, но мы запомним и его имя, и его внешность.

Говоря о консолидации, нельзя не вспомнить про сон. Сейчас есть масса исследований, которые говорят о том, что сон поддерживает память. Нейробиологи вовсю ищут молекулярно-клеточные механизмы, связывающие сон и память, и сейчас мы уже знаем, что во время сна лучше формируются межнейронные контакты, и что разные центры памяти получают в спящем мозге возможность пообщаться друг с другом, закрепляя усвоенную информацию.

Так что плохая память часто означает, что мы запоминали без внимания, что нам было неинтересно, или же что мы просто не выспались. Тем не менее, бывает и так, что мозг забывает что-то, что он уже успел запомнить. В некоторых случаях причина кроется в тяжелой болезни, вроде болезни Альцгеймера. Изучая клинические случаи забывания, нейробиологи узнают много нового о механизмах памяти вообще. Например, в последнее время все чаще говорят о том, что информация часто на самом деле никуда не девается, даже при болезни Альцгеймера. Дело в том, что кроме информации самой по себе, нам нужен доступ к ней, ключ к ее хранилищу. В мозге есть специальные клетки, которые обеспечивают доступ к «файлам» – так называемые энграммные клетки, клетки-«библиотекари». Они реагируют на стимулы, с которыми у нас связаны те или иные воспоминания; например, если какой-то запах напоминает нам бабушкин пирог из детства, то именно клетки-«библиотекари», узнав, что мы почувствовали этот запах, открывают нам какие-то определенные детские воспоминания. Амнезия или альцгеймерическое забывание связаны как раз с тем, что энграммные клетки засыпают, отключаются, теряют связь с основным хранилищем информации.

Но ведь на память жалуются не только по болезни. И тут надо сказать главное: наш мозг устроен так, что забывать ему просто необходимо. Очень, очень, очень хорошая память доставляет массу неприятностей (при этом говорят, что человек страдает от гипертимезии или гипермнезии). Больной с суперпамятью живет полностью в своих воспоминаниях, он не может сосредоточиться на настоящем, так как все, что он видит вокруг, и все, о чем он думает, погружает его в бесконтрольные ассоциации, ведущие в прошлое. Однако даже если не брать в расчет такие крайние случаи, все равно, если подумать, становится понятно, почему нам необходимо что-то забывать. Представим, что мы поменяли кредитную карту, и, естественно, с новой картой нам нужно выучить новый PIN-код; или же представим, что мы сменили пароль в соцсетях и имейле. Нужно ли нам помнить PIN-код от старой карты и старые пароли? А ведь пресловутые ассоциации вполне могут нас запутать, подсовывая не те цифры. Поэтому мозг заменяет в памяти одни «файлы», ставшие неактуальными, новыми, которые нам нужны.

И это непросто абстрактные рассуждения. Есть разные экспериментальные исследования (о которых мы неоднократно писали), которые говорят о том, что для того, чтобы что-то запомнить, нужно что-то забыть. Здесь можно вспомнить работу психологов из Университета Глазго, которые просили добровольцев последовательно выучить два задания: оказалось, что первое задание, с одной стороны, помогало запомнить второе, а с другой – второе запоминалось тем лучше, чем меньше подробностей человек помнил из первого. Примерно к тому же выводу немногим ранее пришли нейробиологи из Кембриджа, выяснившие, что чем чаще мы вспоминаем что-то одно, тем хуже помним что-то другое. Есть эксперименты с мышами, в которых новые нейроны, появляющиеся в мозге, улучшали запоминание новой информации, но притом помогали забыть что-то из мозгового «архива».

К сожалению, мы не всегда можем выбирать, что мы хотим запомнить, а что мы хотим забыть – мозг в этом деле руководствуется соображениями, которые не всегда доступны нашему сознанию. Есть, конечно, разнообразные мнемотехники, позволяющие добиться без преувеличения феноменальной памяти (и основаны они часто на тех же ассоциациях), но далеко не всякий может позволить себе тратить на них время и не у всякого к тому есть способности. К счастью, у нас есть научно-технический прогресс, подаривший нам массу электронных девайсов для хранения информации.

Карта памяти SANDISK Ultra SDXC 64Gb UHS-I U1 Class10 (SDSDUNC-064G-GN6IN). (Фото: ЭЛЬДОРАДО)

Такие устройства развиваются стремительно, и сейчас уже мало кто помнит, как выглядели дискеты или флоппи-диски, на которых можно было хранить всего 2,88 Мб. Это выглядит исчезающе малым на фоне современных аксессуаров, которые, кстати, можно приобрести в магазине электроники и бытовой техники «Эльдорадо». К примеру, вот такие жесткие диски, где можно хранить массу всего: от огромных видеофайлов и музыкальных библиотек до фотографий чрезвычайно высокого качества. Другие носители памяти, вроде SD-карт, работающих с цифровыми фотоаппаратами и видеокамерами, или USB-флешек, с помощью которых можно быстро разгрузить айфон, с каждым годом становятся все меньше и при этом все сильнее увеличивают емкость – теперь на них можно хранить самый разный контент, что помогает сохранять наши воспоминания во всех красках и подробностях.

USB-флешка SANDISK iXpand 16Gb USB3.0/Lightning (SDIX30C-016G-GN6NN). (Фото: ЭЛЬДОРАДО)

Ну а если кто-то все же продолжает бояться того, что флешки и винчестеры делают нашу собственную память только хуже, то тут можно вспомнить исследование психологов Калифорнийского университета в Санта-Крузе, которые выяснили, что компьютерная память на самом деле помогает нам самим запоминать что-то новое.

Наука

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на русском языке.

Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации
  • порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
  • распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
  • преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»);
  • смысл текста трудно или невозможно уловить;
  • текст написан по-русски с использованием латиницы;
  • текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
  • текст не разбит на предложения.

В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

Статьи

90% информации из прослушанной лекции забудется сразу после ее окончания. Ключи и очки снова окажутся в неизвестном месте. Имя нового коллеги выпадет из головы сразу после знакомства, хотя при этом вы отлично помните по именам всех школьных друзей, которых не видели два десятилетия. Интересный сон забудется сразу после пробуждения, а книга, прочитанная недавно, канет в Лету уже через месяц. Почему наша память так странно устроена, что мы порой не можем вспомнить очевидные вещи, но помним то, что должны забыть?

Кривая забывания и барабан памяти

140 лет назад немецкий психолог Герман Эббингауз приступил к экспериментам с памятью. Он выбрал для запоминания бессмысленные слоги из трех букв с гласной посредине и механически заучивал их с 1879 по 1884 год. Общий запас слогов достиг 2300, их ряды, которые не вызывали никаких ассоциаций, произносились в определенном темпе под удары метронома в одни и те же часы, подсчет велся с помощью нитки с шариками наподобие четок. Заученными считались ряды слогов, которые при повторении оказывались безошибочно воспроизведены. Далее дотошный немецкий ученый проверял свои знания: что он помнит в промежутке от 20 минут до 30 дней. Результатом работы стала книга «О памяти» и новые понятия в психологии: кривая забывания и эффект края.

Эббингауз установил, что забывание происходит не равномерно, а скачками: сначала быстро, а затем медленно. В цифрах это выглядит так: в течение первого часа забывается 60% заученного, а через десять часов в памяти остается только 35% полученной информации. Через шесть дней помнится 20% заученного и столько же — через месяц. Это явление он назвал кривой забывания.

Именно Эббингауз одним из первых на опыте доказал, насколько необходимы повторения для запоминания информации. Если вы хотите что-то отложить в долгосрочную память, необходимо многократно повторить этот материал с разными интервалами: сразу после прочтения, через полчаса, через день, через пару недель, через пару месяцев. В ходе опытов Эббингауз понял, что лучше всего запоминается материал, размещенный в начале и конце текста — это свойство памяти он назвал эффектом края.

Кроме заучивания бессмысленных текстов ученый экспериментировал с «Дон Жуаном» Байрона и убедился, что осмысленное запоминание происходит в девять раз быстрее, чем механическое.

Еще один немецкий психолог Георг Элиас Мюллер подхватил идею опытов с памятью и вывел интерференционную теорию забывания, которая надолго стала главным объяснением забывчивости. Согласно этой гипотезе, память стирается не потому, что проходит время, а потому, что поступает новая информация, которая взаимодействует с уже имеющимися ассоциациями и воспоминаниями человека, накладываясь на пласты нашей памяти, смещая их деформируя. То есть происходит некий конфликт новых и старых знаний, что мешает усвоению новой информации или «убивает» наши старые воспоминания.

Для иллюстрации своей теории Мюллер совместно с коллегой Фридрихом Шуманом создали «барабан памяти». Он должен был решить проблему, которая была в опытах Эббингауза: на листе бумаги ученый видел одновременно несколько слогов, а специальный барабан выдавал информацию порционно, скрывая предыдущую за счет вращения. Первый такой аппарат для экспериментов с памятью был сконструирован в 1887 году. Со временем «барабан памяти» стал применяться и другими психологами — он пользовался популярностью в лабораториях ученых по всему миру.

Интерференционная теория объясняет, почему нам трудно вспомнить, что произошло в тот или иной день, поскольку с тех пор случилось множество других событий и воспоминания наложились друг на друга. Но уникальные события, такие как рождение ребенка, день свадьбы или выпускной, конечно же, не затмит ничто, поэтому мы их помним лучше заурядных будней.

Современные исследования

Сегодня ученым доступны новейшие медицинские технологии, и они рассматривают проблемы забывания на уровне нейронов. Не так давно нейробиологи нашли область в головном мозге, ответственную за память, — это гиппокамп. Именно здесь происходит консолидация памяти, то есть переход кратковременной памяти в долгосрочную. Специалисты из Объединенного центра нейронной генетики Массачусетского технологического института в США и Института наук о мозге RIKEN в Японии пошли дальше и при помощи оптогенетики смогли обнаружить особые нервные клетки, которые выполняют функцию «ячеек» для хранения воспоминаний. Эти клетки назвали энграммными (от греческого «энграмма» — «внутренняя запись»). Работу возглавлял лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине, японский молекулярный биолог Судзуми Тонегава. Под его руководством в 2016 году была создана линия генно-модифицированных мышей с моделью болезни Альцгеймера и измененными энграммными клетками, которые в ходе опытов активировались светом лазера. Мыши, получившие удары током, забывали о пытках, но под воздействием света на энграммные клетки вдруг вспоминали о них и не хотели идти в камеру. Так ученым стал понятен механизм забывания: оказалось, что причина кроется в нейронных связях. У мышей, страдавших амнезией, была снижена плотность дендритных шипиков в энграммных клетках — эти малозаметные выросты на нейронах обеспечивают им связь друг с другом. Активация клеток восстанавливала плотность шипиков, и память возвращалась. Эти опыты стали ключом к пониманию механизмов краткосрочной памяти.

Болезнь Альцгеймера, склерозы и другие проблемы нашей памяти связаны с поломками в клеточных системах, которые управляют обменом веществ в нейронах. Нейрофизиологи из РАН также проводили исследование забывчивости и раскрыли механизм стирания памяти, связанный с работой центра удовольствия. «Механизм забывания, придуманный природой, оказался очень простым и основанным на необходимом условии – избирательной активации нейронов, участвующих в хранении памяти. Активация именно этих нейронов, то есть запуск процесса вспоминания, локально повышала концентрацию оксида азота именно в контактах этих нейронов», — рассказал об итогах исследования Павел Балабан из Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН. Ученые обнаружили, что белковые молекулы, участвующие в формировании памяти, сохраняют стабильность непродолжительное время: около двух суток. Поэтому наша кратковременная память имеет ограниченную емкость и быстро стирается.

А где же хранятся долгосрочные воспоминания? Российские ученые в опытах на виноградных улитках и крысах выяснили, что одним из ключевых компонентов долгосрочной памяти является белок PKM-зета. Именно от уровня его активности зависит прочность воспоминаний. Работой этого белка управляет центр удовольствия и связанные с ним гормоны и сигнальные молекулы. Чем активнее они стимулировались (в опытах стимулами были еда или ток), тем лучше подопытная улитка или крыса запоминала информацию об опасности или награде. Вероятно, поэтому и человек в долгосрочной памяти хранит самые приятные и неприятные воспоминания — то, что особенно активировало центр удовольствия или вызывало повышенную тревогу. Чем большим количеством нейронов закодировались воспоминания, тем лучше они сохранятся с течением времени — это подтверждает свежее исследование Калифорнийского технологического института.

Есть в головном мозге специальные клетки, подчищающие ненужные воспоминания, например ночные сновидения. Японские ученые в экспериментах на мышах выяснили, что забыванию снов способствуют клетки, продуцирующие меланин-концентрирующий гормон (МСН). Этот гормон не только отвечает за аппетит человека, но и участвует в регуляции фазы быстрого сна. Слаженная работа клеток МСН помогает избавить мозг от ненужной информации, поэтому мы почти никогда не помним свои сны, которые приходят к нам в быстрой фазе, когда эти клетки-чистильщики особенно активны.

Почему мы забываем?

Забывание считается распространенным делом в повседневной жизни. Почти каждый день с человеком случаются отдельные случаи провалов памяти, которые вполне могут быть простыми и безвредными. Можно забыть, куда положил ключи или забыть перезвонить другу, хотя ты ему обещал. Может быть более опасная забывчивость, влекущая за собой некоторые негативные последствия, например, когда свидетель забывает детали, которые должен рассказать в суде.

Возможно, в этом деле вы когда-то полагались на ежедневник, или даже используете его всегда, записывая туда свои заметки. Или же используете планнер в телефоне, чтобы не обрекать себя на проблемы, если вдруг что-то забудете. Может, вы из тех людей, которые страдают от частой забывчивости событий и вещей, из тех, кто постоянно спрашивает: «Куда я положил ключи?», «Никто не видел мои очки?», «Не могли бы вы позвонить на мой телефон? Забыл, где я его оставил!». Вы когда-нибудь задумывались, почему забываете? Что такое забывчивость и чем она объясняется?

— Salik.biz

Во-первых, условимся, что забывание не означает, что эта информация утеряна из памяти или полностью удалена. Причина этому — неудача, по той или иной причине, попытки извлечь информацию из части мозга, отвечающей за долговременную память.

На протяжении многих лет психологи разрабатывали многочисленные теории, пытаясь объяснить феномен забывчивости. Одной из первых была теория, предложенная немецким психологом Германом Эббингаузом в 1885 году. Он самостоятельно провел серию экспериментов, с помощью которой смог установить прямую связь между временем, которое нам требуется для того, чтобы сохранить и запомнить новую информацию и нашей способностью эту информацию сохранять, помнить или забывать.


В одном из своих экспериментов Эббингауз подготовил список бессмысленных слов, состоящих из трех бук, работая дальше над тем, чтобы сохранить эти слова в памяти и затем попытаться их вспомнить. Интервалы времени, спустя которые он принимался вспоминать, находились в диапазоне от 20 минут до 31 дней. Эббингауз опубликовал результаты в своем первом исследовании «О памяти: вклад в экспериментальную психологию».

Результаты проведенного им опыта, который позже стал известен под названием «кривая забывания» обнаружили наличие связи между забывчивостью и временем. После изучения сначала мы теряем информацию очень быстро. Для скорости потери информации играют роль и другие факторы, например, способ изучения информации и срок повторения. Однако, «кривая забывания» также показала, что забывчивость не продолжит снижаться, пока вся информация не будет потеряна. Когда будет достигнута определенная точка, процесс забывания останавливается. Это означает, что информация будет стабильно оставаться в долговременной памяти, и каких-либо угроз потерять ее нет.

После экспериментов Эббингауза, ученые продолжили разработку гипотез и проведение исследований, постепенно двигаясь к теориям, которые бы объяснили феномен забывчивости и факторы, приводящие к ней. Обратимся к самым важным теориям, каждая из которых рассматривает один из следующих факторов, а именно: неудача в извлечении информации, неудача в хранении информации, путаница при сохранении информации и другие причины, приводящие к забыванию.

Рекламное видео:

Теория «интерференции»

Если бы вы спросили психологов 40-50-х годов прошлого века о причинах забывчивости, то, скорее всего, получили бы один ответ, а именно, «интерференция».

Согласно этой теории, наши воспоминания смешиваются с тем, что мы узнали в прошлом и с тем, что мы узнаем в будущем. Предполагается, что вся информация, содержащаяся в долговременной памяти, может быть смешана вместе с новой информацией, которую мы хотим сохранить, что приводит к деформации или неисправности в памяти. Вам трудно вспомнить, что произошло с вами во второй день университета, потому как с тех пор прошло много событий и появилось много новых воспоминаний, и они просто наложились друг друга.

По мнению британского психолога Алана Бэддели, теория интерференции утверждает, что забывчивость происходит потому, что воспоминания мешают друг другу и разрушают друг друга. Другими словами, забывание информации происходит из-за вмешательства воспоминаний и другой информации в нашем мозгу.


Есть два возможных варианта интерференции: проактивная интерференция, которая происходит, когда мы не можем сохранить какую-либо информацию по причине того, что уже сохранили другую некоторое время назад. Старые воспоминания мешают запоминанию новых, например, если человек сменил телефон, то старый телефонный номер поначалу всегда будет вытеснять в памяти новый. Ретроактивная интерференция происходит, когда мы не можем вспомнить информацию, которую мы ранее сохраняли в памяти, из-за новой, недавно сохраненной информации. Другими словами, новая информация препятствует раннее полученной, и новые воспоминания не дают работать старым.

Стоит отметить, что уникальные и выдающиеся события менее уязвимы к интерференции. Скорее всего, вы помните свой выпускной в средней школе или окончание университета, день вашей свадьбы или момент рождения своего ребенка.

Теория исчезновения

Согласно этой теории, память с течением времени хранит информацию все хуже и хуже. Ваша забывчивость вызвана постепенным исчезновением информации в долговременной памяти в результате того, что в течение длительного времени эта информация не используется и не извлекается.

Представьте себе, что вы не видели какого-то человека очень давно и не контактировали с ним. Когда вы случайно встретите его, вам будет сложно вспомнить его имя или где вы его видели, потому как ваша память в течение этого периода работала над тем, чтобы стереть информацию о нем, которую вы не использовали в течение длительного времени.

Эта теория обладает некоторыми пробелами. Наиболее важные выводы, к которым пришли ученые, что время не может быть единственным фактором, который объясняет феномен забывания, но, определенно, время может вызвать некоторые изменения, которые приводят к забывчивости. Эта теория не может объяснить, почему люди не забывают как плавать, не практикуя плавание в течение многих лет. Более того, теория не может ответить, почему некоторые события и воспоминания исчезают из памяти очень быстро, а некоторые остаются в ней на очень долгий срок.

Теория извлечения

Согласно этой теории забывание не обязательно означает стирание информации из памяти навсегда. Просто не находится достаточных стимулов и эффектов, которые бы позволили ее извлечь. Это означает, что степень запоминания зависит от наличия некоторых ключей и подсказок для извлечения информации. Такими ключами могут стать определенный запах, музыка или песня, знакомый вид и многое другое. Вы, безусловно, испытывали подобное состояние: сразу же вспоминаете событие из прошлого, только услышав определенную песню.

Помимо этих трех теорий существует много других, пытающихся объяснить, как и почему мы забываем, почему мы не можем вспомнить что-либо. Время является важнейшим фактором для забывания. По теории исчезновения время затрудняет доступ к воспоминаниями, не позволяя создавать переполненность информацией, содержащейся в нашем сознании. Возможно, существует своего рода соревнование между старой и новой информацией, которое может приводить к забыванию одной из этих информаций, как гласит теория интерференции.

Несмотря на то, что забывчивость воспринимается как нечто отрицательное, это нормальная часть жизни. Существует много вещей, которые человек может сделать, желая улучшить свою память. Среди них концентрация, повторение, связь новой информации с предыдущей или жизненными позициями. И, конечно, держаться подальше от того, что может приводить к рассеянности мышления, и высыпаться, чтобы давать отдохнуть центру памяти в головном мозге.

Гида Абу Хейран (Gida Abu Heiran)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *