Допрос с пристрастием

Как допрашивали в КГБ женщин-шпионов

В Советском Союзе КГБ работало с 50-х годов и до самого развала. За этот период чекисты смогли показать всю свою оперативность, внедрились во все сферы жизни граждан настолько, что могли вести слежку и оставаться незамеченными длительные годы.

А вы знаете женщин-шпионов? ДАНЕТ

Тысячи людей попадали подозрения чекистов и их вызывали на допрос. Многие молчали, многие рассказывали чепуху, но чаще всего люди попросту не знали что отвечать. Но вот были и те, кто знал свой статус шпиона и особо тяжело было найти женщин — разведчиц. Как же КГБ-шники допрашивали шпионок и какие методы они применяли вообще?

Шпионаж в СССР

Считалось, что шпионаж — это незаконная передача информации о государстве, которая приносила стране ущерб. Агентом мог быть только лишь человек, который не имеет гражданства или является иностранным. В любых других случаях, “своих” шпионов признавали государственными изменниками. За шпионаж иностранцы получали наказание немного мягче, чем будь то статья за измену родине. Заграничного шпиона отправляли в ссылку до 5 лет, а за измену стране до 15.

После ссылки таких людей обязательно “выгоняли” из страны без права на возвращение. Все это было очень серьезным, поэтому перед КГБ стояла миссия — правильно определять агентов. Хотя из-за их ошибок пострадало достаточно большое количество людей, не имеющих статуса шпиона.

Как проходил допрос в КГБ

Обычно люди, которые вызывали мало подозрений, вызывались на допрос и их расспрашивали достаточно прилично. В комнате присутствовали пара человек, следователь и дознаватель, которые следят за допрашиваемым человеком. Известно, что за ложную информацию можно было понесли наказание в 6 месяцев лишения свободы. Также женщины могли не отвечать на те вопросы, которые касались их личной жизни, семьи.

Если женщина не выходила из под подозрений, то ей длительное время не давали спать и постоянно вызывали на допросы. Считалось, что такая методика поможет сломать психику хрупких женщин. Но вот шпионки были подготовленными и к таким поворотам :у них были заранее подготовленное алиби, оправдания и они не собирались раскрывать свой статус.

Если чекистам удавалось установить, что перед ними находится шпионка, но они высылали их исправительно — трудовые лагеря. Срок мог быть как и от одного года — так и до пятнадцати.

Допрос с пристрастием

Чекисты достаточно “ласково” допрашивали женщин, но и метод допросов с пристрастием был одним из излюбленных. При проведении таких разведывательных миссий применяли физические, моральные и психологические методы допросов. Очень часто женщины попросту молчали и с такими поступали более жестко.

Чекисты перед началом допроса обязательно вводили человека в состояние паники, страха, дискомфорта с помощью грубости, резкой манеры общения, повышенного тона голоса, бранных слов. Частыми были и унижения со стороны сотрудников КГБ и угрозы расправы. Некоторые специалисты считают, что и физические методы пытки присутствовали, ведь есть такая боль которая даже не оставляет после себя следов на теле.

Вообще применять физическое насилие было запрещено, поэтому в КГБ часто применяли такие методы как лишения сна, пищи, воды, а также пользовались сенсорной депривацией (блокировка оттока крови к органам) и расспросы в неудобных позах. Современные ЦРУ активно используют и практикуют методы КГБ в допросах людей и по сей день.

Допрос с пристрастием

Прямая есть кратчайшее расстояние из точки А в точку Б. Это мы из математики знаем, школьная программа. Но в жизни кратчайшая дорога не всегда прямая. Это, наверное, древние сказали, хотя точно не знаю. Если сам придумал, прошу запатентовать на мое имя
Желание сократить расстояние порой приводит к самым нежелательным последствиям. Например, если вы на соревнованиях по бегу сиганете через футбольное поле напрямки, то 1-ое место за это вряд ли присудят. Скорее даже наоборот, дисквалифицируют. И правильно, беги по дорожке, нечего траву топтать!
Наши судьи тоже не любят, когда следователи с дорожки, очерченной законом, сходят. Тоже, бывает, дисквалифицируют. А когда уж очень в наглую через футбольное поле прешь, то могут и на скамейку посадить. Подсудимых, в смысле. В общем-то, это правильно!
Эксперименты по сокращению пути от подозреваемого до осужденного в нашей стране проводились неоднократно — на заре Советской власти, в 37-ом, в 47-ом и т. д. Утром задержали, а на следующий день уже расстреляли, причем, за что, до сих пор никто толком разобраться не может. Глеб Жеглов говорил, конечно, в известном фильме, что наказания без вины не бывает, однако, хотелось бы конкретности.
Закон нужно соблюдать всем, особенно, власть имущим. Я «за» обеими руками! Но есть еще и закон справедливости. Знаете, как бывает обидно отпускать на свободу человека, точно зная, что он убийца, а у тебя нет доказательств этого? Я знаю, приходилось. Он тебе в лицо смеется, ты его разорвать готов, но ничего сделать не можешь. Кошмарный сон, да и только!
Впрочем, это состояние, наверное, каждый следователь переживал, но выходил из него по-разному. Кто-то с горя водку пьет, кто папироски одну за другой дымит.
Работа следователя – это вид искусства! Смеетесь, а зря. Что такое допрос вы знаете? Я понимаю, что в кино видели, но это не имеет ничего общего с реальностью.
Представьте себе: в кабинете вы и человек, который абсолютно не хочет говорить правду, а даже совсем наоборот, имеет большое желание задурить вам голову. И резон у него в этом весьма серьезный, ибо «светит» ему «пятилетка» в «местах, не столь отдаленных». А там, заметьте, не санаторий и очередей за путевками нет. И доказательств у вас, извините, кот наплакал, ибо в противном случае и сил бы на «дозреваемого» тратить не стоило. Пусть себе идет «в непризнанке», ему за это еще годок другой суд навесит.
Когда же доказательств мало, важно человека «расколоть», заставить рассказать, как было дело и куда он похищенное и орудия преступления подевал. И при этом закон, запрещающий бить его, гада, запугивать, нарушать никак нельзя. Вот здесь и начинается ДОПРОС! Это поединок – интеллектуальный и эмоциональный, энергетический, если хотите! На счет энергетики – никаких шуток. Бывает, только человека увидишь и сразу чувствуешь, – развалю его вранье, заставлю правду говорить, хотя и доказательств 0 и врет складно. А иногда чувствуешь – бесполезно! Сильнее у него энергетика, можно сразу силы поберечь, с другого конца заходить.
Для допроса тоже талант нужен. Как его построить, какие вопросы задать, а о чем лучше не спрашивать? Когда можно «блефануть», когда лучше этого не делать? Когда вознегодовать, а когда посочувствовать? Сотни вопросов, на которые необходимо найти правильный ответ. При этом одно неверное движение — и можешь идти отдыхать, ничего не получится. Коррида!
Вот и нашему следователю как-то такое «хреновое» дело досталось. Обокрали злоумышленники склад: крышу взломали, добра немало утащили. Все дорожки привели к Ивану Каткову — личности с криминальным прошлым. А дальше — тупик. Ясно, что он это сработал, а доказательств — ноль. Что делать? Следователь вокруг него и так и эдак прыгал — бесполезно:
— Ничего не знаю, начальник, не брал я, — талдычит Катков, как попугай.
Делать нечего, надо отпускать, но ведь как обидно! Не перенес следователь такой обиды, взял фирменный бланк и напечатал на нем:
«Министру внутренних дел…
генерал-майору…
В связи с расследованием уголовного дела по факту хищения имущества со склада прошу Вашего разрешение на применение к подозреваемому Каткову Ивану Ивановичу, 1954 года рождения, ранее судимому допроса 3-ей степени устрашения.
Следователь
старший лейтенант милиции Степанов
12 июля 1985 года»
А в левом углу, размашистым министерским почерком вывел: «Допрос 3-ей степени разрешаю» и подпись. Тоже размашистую, начальственную.
Положил он этот листок на стол, будто невзначай забыл, но так, чтобы допрашиваемый прочесть смог и поднимает Каткова из камеры, улыбается ему ослепительно:
— Присаживайтесь, Иван Иванович! Как спалось? Как самочувствие? Не беспокоит ли чего? Папироску не желаете?
Иван Иванович от неожиданности чуть дара речи не лишился, но головой кивнул. Кто ж от папироски откажется? А сам в толк не возьмет, что со «следаком» сделалось. Вчера слюной брызгал, сроком стращал, а сегодня: «Как спалось Иван Иванович?». Не иначе от расстройства умом тронулся.
Раскуривает Иван папиросу, а сам, на всякий случай, глазами по столу шарит. Оба-на! «Министру… Допрос 3-ей степени устрашения…» Вот, суки, что удумали! Волки позорные!
А следователь взгляд перехватил, дал возможность дочитать и быстро листок в стол спрятал, дескать, промашка получилась, забыл убрать. И улыбается широко:
— Ну, как, Иван Иванович, ничего за ночь не надумали? А зря? Смотрите, как бы поздно не было!
Подозреваемого от этих слов аж в пот бросило. Без доказательств министр такую «ксиву» подписывать не будет, факт. За это, небось, по головке не погладят! Опера вон, когда ребра считать начинают, то все без свидетелей и без синяков, чтоб до начальства не дошло, а тут министр…
Как не крути, а все сходится на том, что взяли менты поганые подельничка , Ваську, а тот, падла, раскололся до задницы. То-то «следак» сияет как пятак начищенный. Интересно, что за допрос такой 3-ей степени устрашения? И какая степень хуже: 1-ая или 3-я? Со стороны бы посмотреть, а своими боками рисковать не хочется. Ну, их к бесу! Здоровье еще на «зоне» пригодится.
— Пиши, начальник! Хочу чистосердечно признаться в совершенном преступлении. Кражу совершил с Васькой, он и надоумил. Похищенные вещи у него в подполе припрятаны. А еще в сарае у Марьям-апы. Прошу учесть мое чистосердечное раскаяние и активную помощь следствию. Хочу в камеру!
Хочешь — всегда, пожалуйста! Никаких проблем. Пока Катков в камере отдыхал, опера съездили по названным адресам, краденые вещички изъяли да Ваську — подельничка задержали. Тот сперва позапирался, но как протокольчик прочитал, так и бросил. Какой смысл-то?
Когда понял Иван, как его облапошили, зубами, конечно, поскрипел, но поезд уже ушел. Попытался он в суде на милицейский беспредел пожаловаться, но там только посмеялись. Что только не придумают эти подсудимые, чтобы избежать справедливого наказания! Вон ведь доказательств сколько.
На том история и закончилась. Дали Ивану Каткову срок. Судья позвонил начальнику следствия, вместе посмеялись над россказнями подсудимого, а начальник потом вызвал того следователя и выдал ему по первое число за незаконные методы следствия. Чтоб такого больше не было!
Такого больше и не было. Что ж мы, дураки, какие? Здесь конвейера быть не может, к людям индивидуальный подход нужен!

Как ведут допросы?

Допрос — это получение и фиксация устных показаний, имеющих отношение к расследуемому делу, в рамках, установленных уголовно-процессуальным кодексом.

Допрос является самым распространённым способом получения доказательств для расследования. В то же время он считается одним из самых сложных следственных действий. Предлагаем вам узнать, как ведут допросы.

Виды допроса

В зависимости от отношения опрашиваемого к расследуемому делу, определяются виды допроса:

  • допрос свидетеля;
  • допрос потерпевшего;
  • допрос подозреваемого;
  • допрос обвиняемого;
  • допрос эксперта;
  • допрос специалиста;
  • допрос подсудимого.

Свидетель, потерпевший и эксперт несут уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Подозреваемый и обвиняемый же могут отказаться от дачи показаний и не несут никакой ответственности за ложь.

По возрасту разделяется:

  • допрос взрослого;
  • допрос несовершеннолетнего;
  • допрос малолетнего.

Несовершеннолетнего и малолетнего могут допрашивать лишь в присутствии родителей, педагога или другого ответственного лица. При этом обязательно учитывают внушаемость, особую подверженность чужому влиянию этой категории граждан.

Тактические приемы допроса

Тактика допроса подозреваемого определяется конкретной ситуацией, которая складывается между следователем и допрашиваемым. Это может бесконфликтная или конфликтная ситуация.

Приёмы, используемые в ходе бесконфликтного допроса:

  • Смежность. Помощь допрашиваемому вспомнить события при помощи ассоциаций. Например, подозреваемому могут показать место преступления, чтоб он восстановил в памяти события более подробно.
  • Сходность. Восстановление в памяти важных для расследования деталей и мыслей при помощи сходных понятий, не имеющих отношения к делу.
  • Контрастность. Сравнение противоположных явлений. Например, забытые зимние события могут вспомниться при напоминании о летнем периоде.
  • Разобщение. Разъединение связей, возникших в восприятии, для выявления отдельных признаков, независимых свойств.
  • Перифраза. Следователь просит перефразировать выражения, повторить ещё раз своими словами, для того, чтоб выявить сведения, подсказанные другими людьми.
  • Наглядность. Когда допрашиваемому трудно выразить чувства словами, ему может быть предложена шкала цвета, изображения, модели и возможность выразить мысль в виде рисунка.

Приёмы, используемые в ходе конфликтного допроса:

  • Снятие напряжения. Доброжелательность, убеждение в неправильности выбранной позиции.
  • Создание напряжение. Эмоциональное воздействие, направленное на разрушение уверенности в выбранной позиции.
  • Использование положительных свойств личности. Упор на честность допрашиваемого, его репутацию, былые заслуги и т.д.
  • Использование слабых мест личности. Гнев, вспыльчивость, волнение могут подтолкнуть к более искренним ответам на допросе.
  • Пресечение лжи. Имея достоверные сведения, можно сразу же отклонять явную ложь, предъявляя доказательства.
  • Выжидание. Изначально в человеке происходит борьба мотивов к ложным показаниям с мотивами к правдивым показаниям. Дав человеку информацию, настраивающую на правдивый мотив, следователь делает перерыв в допросе, давая возможность человеку самому выбрать правду.
  • Допущение легенды. Следователь даёт возможность до конца рассказать ложную информацию, а затем разрушает легенду.
  • Вызов. Следователь подталкивает допрашиваемого ко лжи, а затем обескураживает доказательствами.
  • Внезапность. В момент дачи ложных показаний вопрос или уточнение фактов может прервать цепочку подготовленной не правдивой информации.
  • Последовательность. Предъявление всевозможных доказательств с целью указать на бессмысленность говорить ложь.
  • Отвлечение внимания. На самых важных вопросах специально не делается акцент.
  • Форсированный темп. Допрашиваемому не даётся время на размышление, чтоб он не успел придумать ложные показания.
  • Создание определённого представления об осведомлённости следователя. Создаётся видимость того, что следствию известно очень многое.
  • Повторность. Допрос проводится ещё раз.

Пройдя сюда можно узнать полезную информацию о том, как нужно вести себя на допросе.

Методы допроса не всегда ограничивались тонким психологическим воздействием. Испокон веков для получения информации нередко применялись пытки, включающие как физические издевательства, так и унижающие достоинство действия.

Всколыхнуло общественность пособие «KUBARK» от ЦРУ, о том, как вести допросы, которое использовалось во время войны во Вьетнаме. Известно, что большой упор там делался на угрозы близким людям допрашиваемого. А кроме раздела «Ненасильственные методы» в пособии существовал и раздел «Насильственные методы».

Также жестокостью изобиловали и методы дознания НКВД. Изощрённость ужасных пыток породила множество слухов и легенд.

Конвенция против пыток ООН, подписанная 10.12.1984 г. запретила всевозможные издевательства на допросах, включая бесчеловечное обращение и унижение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *