Для чего лоботомия?

Лоботомия — это операция проводимая на головном мозге человека. В результате лоботомии умышленно повреждается, а в некоторых случаях вовсе удаляется небольшой участок мозга. Второе название операции — лейкотомия. Оно пошло от латинского слова “белый”, так как проводится на отделе мозга, состоящим из “белого вещества”.

Зачем проводится лоботомия?

Лоботомию проводят с целью излечения пациента от психических расстройств. Когда пациент не подается другому лечению, представляет угрозу другим людям или самому себе — врач мог решится на проведение такой операции. Механизм действия основан на разрушении связей в головном мозге, вследствие этого нарушаются не только нормальная деятельность, но и патологическая — та которая вызывает болезнь или расстройство. При этом шансы на излечение далеки от ста процентов, а вот побочные эффекты практически неизбежны.

Делают ли лоботомию сейчас?

Нет, лоботомия запрещена во всем цивилизованном мире. Но нужно сказать, что это произошло не так давно. Еще в семидесятых годах ее проводили в той же Америке, а в СССР она была запрещена в 1950-ом. Возможно ее проводили бы и сейчас, но, к счастью, были введены более действенные и гуманные препараты.

Как проводится лоботомия?

Так как целью лоботомии является повреждение белого вещества головного мозга, то принцип операции сводится к двум действиям. Первым делом нужно проникнуть внутрь черепа и добраться до необходимого участка. Как наименее травматичный, стоит упомянуть трансорбитальный способ. Пациенту вводят инструмент через глазницу, а затем проникают в головной мозг, пробив тонкую в этом месте часть черепа. Приспособление проходит над глазным яблоком, при этом не травмируя его. Также были очень распространены методы с трепанацией черепа, путем его просверливания или даже прорубания в определенном участке. Вторым этапом является повреждение самой ткани мозга. Иногда просто делался надрез или прокол, но чаще использовались специфические инструменты для более сильного травмирования нужного участка.

Что происходит с человеком после лоботомии?

Для начала стоит сказать о побочных эффектах этой операции. Из-за нарушения связей в головном мозге практически всегда наблюдаются серьезные негативные последствия. Нарушается мышление, логика, память, человек деградирует и теряет личность. Часто пациенты вообще теряли связи с внешним миром, превращаясь в “овощ”, или даже погибали. Причиной тому как и деструктивность самой операции, так и неквалифицированность проводивших ее врачей. Состояние приблизительно трети пациентов становилось лучше, проходила агрессия, отступала шизофрения. К некоторым даже возвращалась дееспособность, и они вновь могли быть частью общества. Но положительный эффект в основном обусловлен деградацией человека. Агрессивный и неконтролируемый пациент становился похож на ребенка с несформировавшимся мышлением.

Лоботомия: что это, история и применение, как проводится, последствия и эффективность

Аверина Олеся Валерьевна, к.м.н., врач-патолог, преподаватель кафедры пат. анатомии и патологической физиологии, для Операция.Инфо ©

Лоботомия — это вышедшее из практики и ныне запрещенное психохирургическое вмешательство, при котором разрушалась одна из долей мозга либо нарушалась взаимосвязь ее и других отделов центральной нервной системы. В части случаев удалялись лобные доли. Цель операции была определена, как борьба с психическими расстройствами, при которых ни один известный консервативный способ не приносит результата.

В истории медицины достаточно фактов применения самых разных противоречивых, научно необоснованных и даже варварских методов, которые предлагались с благой целью — вылечить или облегчить страдания. И если многие из них практиковались в древности или средние века по незнанию, отсутствию технических и научных возможностей врачевателей, то лоботомия — пример бесчеловечности, который стал весьма популярен в недалеком прошлом.

Операция лоботомии была чрезвычайно распространена в США и многих странах Западной Европы. В СССР метод тоже был опробован, но надо отдать должное отечественным специалистам, которые быстро поставили вопрос о целесообразности, эффективности, научной обоснованности калечащей операции и запретили ее проведение. Этот факт многие источники объясняют особенностями политики и непростых взаимоотношений Советского Союза с Америкой и странами Запада, однако налицо и профессионализм, и осторожность, и человечность советских врачей.

Под термином «лоботомия» подразумевалось либо удаление некоторых долей головного мозга, чаще — лобной, либо рассечение нервных связующих путей, дабы уменьшить влияние лобной доли на остальные отделы мозга. Стоит отметить, что операция была предложена тогда, когда в арсенале специалистов в области психиатрии и нейрофизиологии отсутствовали достаточно информативные методы исследования нервной системы, а операции зачастую проводились не хирургами вовсе.

Лейкотомия — еще одно название операции, которое означает пересечение нервных путей, лежащих в белом веществе мозга. Эта манипуляция приводит не только к тяжелой неврологической симптоматике, но и потере контроля пациента и над самим собой, и над интеллектом, который снижается в лучшем случае до уровня малолетнего ребенка. После лейкотомии человек остается на всю жизнь глубоким инвалидом, не имеющим возможности самостоятельно существовать, мыслить, общаться даже с близкими.

Нельзя не отметить и тот факт, что к лоботомии так и не были определены четкие показания. То есть, изначально она определялась как средство для безнадежных пациентов, но ввиду того, что приводила к улучшению управляемости человеком, подобно домашним животным, стала практиковаться и под другими, неблаговидными предлогами, а часто проводилась даже тем, кому помощь психиатра не была нужна совсем.

Самое страшное в истории лоботомии то, что метод очень быстро и очень широко распространился и популяризировался не кем-нибудь, а врачами, которые, по идее, должны спасать людей, а не их калечить. Интересно, что ярые поклонники метода, умудрившиеся провести тысячи лоботомий за непродолжительное время, не только не раскаялись, но так и не осознали масштаба трагедии под названием «лоботомия» и для пациентов, и для их близких. Сегодня лоботомию не делают никому, какими бы ни были симптомы психического расстройства.

Благие намерения с трагическими последствиями

Так откуда же взялась лоботомия и почему так быстро стала популярной? Ответ кроется в исторических фактах и совпадениях, человеческих качествах отдельных докторов, степени беззащитности пациентов психиатрических клиник и даже нюансах политики и экономики в некоторых странах.

Первооткрывателем лоботомии как метода лечения в психиатрии считается португалец Эгаш Мониш, который стал первым, кто решил применить методику на людях. Предшествующие исследования ограничивались лоботомией у шимпанзе, но Эгаш пошел дальше, о чем сам он ничуть не пожалел, чего нельзя сказать о родственниках его пациентов.

Разработка лоботомии мозга относится к 1935 году, когда Мониш предположил, что разобщение нервных путей лобной доли мозга может быть эффективным при ряде психиатрических заболеваний. Не проведя достаточного количества исследований и не взвесив риски, психиатр уже в следующем году решился на вмешательство. Поскольку подагра мешала осуществить ее самостоятельно, он доверил эксперимент, которым лично руководил, нейрохирургу Алмейда Лима.

В ходе операции были разделены проводящие пути белого вещества лобных долей, связывающие эти отделы с другими структурами мозга, но сами доли не разрушались, отсюда и название «лейкотомия». Манипуляция была анонсирована как спасительный радикальный способ для безнадежных пациентов.

Операция, которая была предложена Э. Монишем, проводилась следующим образом: при помощи специального проводника в вещество головного мозга вводилась металлическая петля, которой предстояло вращать для деструкции нервной ткани. Ни о какой более или менее адекватной анестезии речи не шло.

Под руководством Мониша было произведено около сотни лоботомий, причем, история умалчивает об особенностях отбора пациентов, определении показаний, методах предыдущего лечения. Оценивая послеоперационное состояние больных, Мониш был довольно субъективен, а само наблюдение ограничивалось несколькими днями, после чего пациенты выпадали из поля зрения врача и об их судьбе никто особо не волновался.

Определив лоботомию, как эффективный метод лечения, Мониш незамедлительно стал ее пропагандировать среди своих коллег, сообщив скудные результаты наблюдений, ограничившиеся двумя десятками прооперированных, но преподнесенные как достоверное свидетельство эффективности новой методики. Что двигало доктором и зачем такая спешка — не совсем понятно. Может, это было действительно заблуждение из благих намерений, а возможно — желание стать знаменитым и войти в историю. Так или иначе, имя Мониша известно в узких кругах и в историю таки вошло.

По опубликованным Монишем данным, семь из 20 прооперированных больных выздоровели, еще столько же продемонстрировали улучшение, а шестеро остались без положительной динамики. О неблагоприятных последствиях, которые неминуемо ждали всех пациентов, умалчивалось. Собственно, психиатр и сам о них не стремился узнать, отпуская пациентов на все четыре стороны спустя несколько дней после операции.

Сегодня такое малочисленное наблюдение кажется чем-то нереальным, не способным дать хоть какую-то почву для выводов, но и в прошлом веке ученые умы резко критиковали данные Э. Мониша. Тем не менее, последний выпустил в свет множество публикаций и даже книг, посвященных лейкотомии.

примеры “до и после” “успешно” проведенных лоботомий

Дальнейшая история лоботомии мозга разворачивалась трагически быстро, операция стала чрезвычайно популярной, а число пострадавших от нее исчисляется только в одной Америке десятками тысяч.

Противники метода указывали, что последствия операции сродни тем, которые возникают при травматическом повреждении головного мозга, акцентируя особое внимание на деградации личности. Призывая отказаться от лоботомии, они объясняли, что непоправимый вред любому органу не способен сделать его здоровее, а, тем более, когда речь идет о такой сложной и малоизученной структуре, как человеческий мозг. Кроме риска неврологических и психических нарушений, лоботомия считалась опасной из-за вероятности менингита и абсцесса мозга.

Усилия противников лоботомии оказались тщетны: операция была взята на вооружение как экспериментальный метод лечения специалистами не только из США и Южной Америки, но и психиатрами Италии и других европейских стран. К слову, показания к ней так и не были сформулированы, а эксперимент был в буквальном смысле поставлен на поток, причем, ответственности за его результат не понес ни один практиковавший врач.

В 1949 году Эгаш Мониш удостоился Нобелевской премии за разработку лоботомии в качестве лечебного мероприятия при психиатрической патологии. Несколько позднее, родственники тех пациентов, которые подверглись варварскому лечению, просили отменить это решение, но все их просьбы были отклонены.

Пик применения лоботомии приходится на начало сороковых годов ХХ столетия, когда она стала очень популярной в США. Одна из причин довольно банальна: большие расходы на содержание пациентов и персонала психиатрических отделений, которые стали переполненными на фоне Второй мировой бывшими солдатами, пережившими сильнейший стресс и не справившимися с ним самостоятельно. Такие пациенты нередко оказывались агрессивными или слишком возбужденными, контролировать их было довольно сложно, специальных препаратов не было, и клиники вынуждены были содержать большой штат санитаров и медсестер.

Лоботомия выступила дешевым и относительно простым способом борьбы с агрессивными и неуправляемыми пациентами, поэтому власти даже организовали для хирургов специальные обучающие программы. По подсчетам, применение операции позволило бы снизить затраты на 1 миллион долларов ежедневно. Кроме того, действенные методы консервативной терапии психических заболеваний на тот момент отсутствовали, поэтому лоботомия быстро обрела популярность.

Доктор Фримен и топорик для льда

Между тем, война окончилась, вновь поступивших бывших военных в психиатрии становилось все меньше. Казалось бы, и в лоботомии уже не было такой необходимости. Тем не менее, операции не только не были приостановлены. По некоторым данным, их популярность стала только расти, а хирурги уже могли продемонстрировать новые инструменты и способы разрушения нервной ткани, ничуть не смущаясь, если пациентом оказывался ребенок.

Во многом широкое распространение лоботомии после 1945 года произошло благодаря американскому психиатру Уолтеру Фримену, предложившему так называемую трансорбитальную лоботомию. Отличие ее от применявшихся ранее техник — в доступе, лежавшем через глазницу. Фримен активно пропагандировал лейкотомию и провел сам не одну тысячу таких операций.

Кстати, не только лоботомия выглядит варварски, но и методы обезболивания. В ряде случаев они отсутствовали вовсе, а тот же Фримен при впервые проводимой им операции обеспечил анальгезию бедолаге-пациенту электросудорожным воздействием. После сильных электрических разрядов больной теряет сознание на короткое время, но его оказывается достаточно, чтобы провести лоботомию.

Методика Фримена состояла во введении в глазницу и затем в мозг острого инструмента, напоминающего нож для колки льда. Орудуя молотком и таким ножом, Фримен попадал сквозь прокол кости непосредственно к мозгу, в котором перерезал нервные волокна. По мнению врача, такое лечение должно было избавить страдающего психическим заболеванием пациента от агрессии, сильной эмоциональности и неуправляемости.

Есть сведения, согласно которым именно нож для колки льда стал инструментом, который показался наиболее подходящим для трансорбитальной лоботомии. По свидетельству родственников Фримена, в ходе одной из операций, которая, кстати, далеко не всегда проводилась не только в операционной, но и в клинике вообще, сломался хирургический инструмент. Действие происходило в домашних условиях, а под рукой хирурга оказался нож для льда, который он поспешил направить в мозг больного. Нож показался удобным, и таким образом Фримен, несколько модифицировав его и снабдив делениями с обозначением длины, стал изобретателем лейкотома и орбитокласта.

техника лоботомии по Фриману

Напомним, что операция делалась вслепую, то есть ни до, ни после никто не проводил никаких исследований мозга, а об МРТ в те годы и вовсе не знали. Хирург или психиатр разрушали те области мозга, которые попадались на пути режущего инструмента, ни капли не беспокоясь о масштабе повреждения, который можно нанести.

Справедливости ради, нужно отметить, что первые результаты лоботомий действительно были положительны, ведь агрессивные пациенты практически сразу становились спокойными и даже безучастными к происходящему. Тем не менее, это не оправдывает саму операцию, так как проводилась она абсолютно разными способами больным с различающимися диагнозами.

Кроме того, отсутствовала четкая система анализа результатов, а в качестве критерия излеченности выступал фактор управляемости прооперированным после вмешательства. «Успокоившиеся» душевнобольные покидали клинику и дальнейшим их самочувствием и судьбой никто не интересовался.

Обратная сторона медали

Спустя почти десятилетие с момента начала экспериментального применения лоботомий начались более скрупулезные исследования ее целесообразности и даже опасности. Так, выяснилось, что смертность после операции достигает 6%, а среди побочных эффектов — судорожный синдром у трети пациентов, ожирение, нарушения двигательной функции вплоть до параличей, расстройства функции тазовых органов, речи и многое другое.

Но значительно более плачевными последствиями отличалось влияние лоботомии на личность, интеллект и поведение человека. Практически у всех прооперированных интеллект снижался до уровня младенчества, терялся контроль за поведением и поступками, наблюдалась эмоциональная лабильность, безучастность, отсутствие инициативы и способности к целенаправленным, осмысленным действиям. Терялась критика к себе о окружающему миру, возможность строить планы, работать и жить более или менее полноценно в обществе.

Кстати говоря, сам Фримен не расценивал такие изменения личности, которая практически переставала существовать, как негативный результат лечения. По его наблюдениям, четверть прооперированных регрессировали интеллектуально до уровня домашнего животного, однако становились управляемыми и тихими.

Более длительные наблюдения показали, что через 10-15 лет после лоботомии связь между лобными долями и другими структурами мозга частично восстанавливается, возвращая психически больным людям и галлюцинации, и бредовые расстройства, и агрессию, но не интеллект. Повторные операции еще больше усугубляли интеллектуальные и личностные изменения.

Несколько ужасающих фактов о лоботомии

Масштаб развернувшейся кампании по проведению лоботомий впечатляет: к середине прошлого века только в Америке их проводилось до 5000 ежегодно. Всего за период от первого эксперимента было подвергнуто лечению около полусотни тысяч американских больных, причем, поводом к операции могла стать не только тяжелая шизофрения, но и неврозы, тревожные расстройства, депрессия.

Другими поистине странными обстоятельствами для хирургического лечения можно считать условия проведения операции — в специальном фургоне доктора Фримена, в палате и даже дома. Без соблюдения асептики и антисептики, нестерильными инструментами, в присутствии большого количества наблюдателей.

Лоботомии широко практиковали психиатры, которые имели смутное представление о хирургии, особенностях операций на мозге и его анатомии. Сам доктор Фримен не имел хирургического образования, однако успел произвести примерно 3,5 тысячи лоботомий.

Налицо и злоупотребление лоботомией под благовидными предлогами: ее стали делать плохо управляемым и гиперактивным детям, сварливым женам, эмоционально неустойчивым молодым женщинам. Кстати, женщин среди прооперированных было куда больше мужчин.

Со второй половины ХХ века скрыть серьезнейшие негативные последствия от лоботомии было уже невозможно. Операция была, наконец, признана опасной и ее запретили на законодательном уровне. Десятки и тысячи пострадавших от бесчеловечного метода лечения, сломанные жизни, а также родственники, фактически терявшие близких еще при их жизни, – подтверждение не лечебного, а калечащего результата воздействия на мозг.

Советские ученые против?

В СССР психиатры и нейрохирурги подошли к вопросу проведения лоботомии довольно осторожно, не бросившись массово разрушать ножом мозг советских людей. Первым усомнился в целесообразности метода выдающийся хирург Н. Н. Бурденко, который поручил своему докторанту Ю. Б. Розинскому тщательно проанализировать суть и перспективы лоботомии при тяжелой психиатрической патологии.

Однако нашлись в Советском союзе и единомышленники Фримена и Мониша, в частности — профессор Шмарьян А. С, который активно пропагандировал префронтальную лоботомию и даже нашел сторонника метода среди нейрохирургов — не просто кого-то, а выдающегося ученого-нейрохирурга, будущего директора Института нейрохирургии.

Профессор Егоров, выполнявший лоботомии «с подачи» Шмарьяна, подошел к вопросу техники операции более тщательно, применив собственную модификацию — костно-пластическую трепанацию для хорошей ревизии и ориентировки в месте разрушения ткани мозга. «Советский» вариант лейкотомии был куда более щадящим, поскольку предполагал лишь одностороннее пересечение нервных путей с сохранением целостности желудочковой системы, пирамидных трактов и базальных ганглиев.

Пациенты, которые отправлялись на лоботомию, отбирались чрезвычайно жестко. Операция считалась целесообразной только тогда, когда ни один из известных консервативных методов при длительном применении не давал положительной динамики, причем, включая и инсулиновые комы, и действие электрическим током.

Перед операцией больных тщательно обследовали терапевты, неврологи, психиатры. После лоботомии наблюдение продолжалось, а врачи четко фиксировали абсолютно все изменения в психике, социальной адаптации, поведении прооперированных. Объективно анализировались как положительные, так и негативные последствия, включая смерть. Таким образом, русские врачи смогли сформулировать поводы и препятствия к префронтальной лоботомии.

К 1948 году на основе накопленных данных наблюдений пациентов после лоботомий, операцию признали в принципе допустимой, но только при условии проведения высококвалифицированным нейрохирургом, в стационаре, при необратимых нарушениях мозга и неэффективности всех возможных способов лечения.

Параллельно начинает развиваться нейрофизиология, обосновываются новые подходы к нейрохирургической технике при лоботомии, появляются новые инструменты и доступы. Результаты показались удовлетворительными: более чем у половины больных параноидной шизофренией наступало улучшение, у пятой части — восстановление нормального психического статуса, трудоспособности и интеллекта.

Тем не менее, избежать последствий в виде «лобных» и интеллектуальных расстройств не удалось даже при самых щадящих подходах. Споры противников и сторонников психохирургии не утихали. И если в 1949 году лоботомия была отнесена к относительно безопасным и даже результативным вмешательствам, то уже спустя год, в 1950-м она была запрещена на уровне правительства.

Запрет лоботомии в СССР был продиктован, скорее, научными представлениями и результатами клинических испытаний, нежели политическими причинами. Тяжелые психоневрологические изменения в послеоперационном периоде не позволили лоботомии войти в перечень официально утвержденных операций.

Лоботомия была запрещена благодаря усилиям профессора Гиляровского, неоднократно поднимавшего среди ученых обсуждение этой проблемы. Инициированные им проверки показали, что вмешательство производят не только хирурги, но и психиатры, а все пациенты остаются с выраженными в разной степени органическими расстройствами мозговой деятельности.

Точку в истории лоботомий в России поставили разгромная статья Гиляровского в журнале «Медицинский работник», где был подвергнут критике и сам способ лечения, и его обоснование американскими психиатрами, а затем — публикация в «Правде», в которой лоботомию называли лженаучным методом буржуазной медицины, которому не место в среде советских врачей, взращенных в духе гуманизма. 9 декабря 1950 года лоботомию официально запретили в СССР.

К счастью, сегодня лоботомия — ужасающее прошлое, один из неприглядных примеров научного поиска, обернувшегося трагедией для многих тысяч пациентов и их родных. Хочется верить, что современная медицина не придумает нового метода лечения, который станет столь масштабным экспериментом на людях, проводимым при поддержке правительств вполне развитых стран.

Видео: документальный фильм о лоботомии

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Рассекая белое вещество

Виновным во всей этой истории можно считать американского железнодорожного рабочего Финеаса Гейджа, который в 1848 году в результате несчастного случая получил стальной прут в голову. Стержень вошел в щеку, разворотил мозговое вещество и вышел в передней части черепа. Гейдж, на удивление, выжил и стал объектом пристального изучения американских психиатров.
Интересовало ученых не то, что железнодорожник остался в живых, а то, какие изменения случились с несчастным. До травмы Финеас был примерным богобоязненным человеком, не нарушающим общественных норм. После того как прут диаметром 3,2 см разрушил часть его лобных долей мозга, Гейдж стал агрессивным, богохульным и невоздержанным в половой жизни. Именно в это время психиатры всеми мира поняли, что хирургическое вмешательство в мозг способно значительно изменить психическое здоровье пациента.
Спустя 40 лет Готлиб Буркхардт из Швейцарии у шестерых тяжело больных пациентов психиатрической больницы удалил части коры головного мозга в надежде облегчить их страдания. После процедур один больной умер спустя пять дней в эпилептических припадках, второй позже совершил суицид, на двух буйнопомешанных операция никак не подействовала, а вот оставшиеся два действительно стали спокойнее и доставляли окружающим меньше хлопот. Современники Буркхардта говорят, что психиатр остался доволен результативностью своего эксперимента.
Финеас Грейдж
К идее психохирургии вернулись в 1935 году, когда появились обнадеживающие результаты лечения буйных шимпанзе иссечением и удалением лобных долей головного мозга. В лаборатории нейрофизиологии приматов Джона Фултона и Карлайла Джекобсона осуществляли операции на коре лобных долей мозга. Животные становились спокойнее, но теряли всякие способности к обучению.
Португальский нейропсихиатр Эгаш Мониц (Эгас Монис) под впечатлением от таких результатов заокеанских коллег в 1936 году решил испытать лейкотомию (предшественницу лоботомии) на безнадежно больных буйных пациентах. По одной из версий, сами операции по разрушению белого вещества, связывающее лобные доли с другими областями мозга, проводил коллега Моница Алмейда Лима. Сам 62-летний Эгаш не мог этим заниматься из-за подагры. И лейкотомия оказалась эффективна: большая часть больных становились спокойными и управляемыми. Из двадцати первых пациентов у четырнадцати было обнаружено улучшение, а у остальных все оставалось на прежнем уровне.
Что же из себя представляла такая чудодейственная процедура? Все было очень просто: доктора коловоротом в черепе сверлили отверстие и вводили петлю, рассекающую белое вещество. В одной из таких процедур Эгаш Мониц получил тяжелую травму – пациент после рассечения лобной доли мозга пришел в бешенство, схватил пистолет и выстрелил в доктора. Пуля попала в позвоночник и вызвала частичный односторонний паралич тела. Что, однако, не помешало ученому раскрутить широкую рекламную кампанию нового метода хирургического вмешательства в головной мозг.
Все было на первый взгляд отлично: из больницы выписывались спокойные и управляемые пациенты, чье состояние в дальнейшем почти не отслеживалось. Это и стало роковой ошибкой.
Эгаш Мониц и его метод лейкотомии
А вот у Моница в дальнейшем все оказалось очень позитивно — в 1949 году 74-летний португалец получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине «за открытие терапевтического воздействия лейкотомии при некоторых психических заболеваниях». Половину премии психиатр разделил со швейцарцем Вальтером Рудольфом Гессом, проводившим аналогичные исследования на кошках. Эта премия до сих пор считается одной из самых постыдных в научной истории.
Схема лоботомии
Пациент, перенесший лоботомию

Нож для колки льда

Реклама нового метода психохирургии особенно подействовала на двух американских врачей, Уолтера Фримана и Джеймса Уатта Уотса, которые в 1936 году лоботомировали в качестве эксперимента домохозяйку Алису Хеммет. Среди высокопоставленных пациентов оказалась Розмари Кеннеди, сестра Джона Кеннеди, подвергнутая лоботомии в 1941 году по просьбе отца. Несчастная до операции страдала перепадами настроения – то чрезмерная радость, то злоба, то депрессия, а после превратилась в инвалида, не способного даже ухаживать за собой. Примечательно, что большую часть пациентов составляли женщины, которых отцы семейств, мужья или другие близкие родственники отправляли в психиатрические учреждения для лечения буйного нрава. Чаще всего особых показаний даже для лечения не было, не говоря уже о хирургическом вмешательстве. Но на выходе заботливые родственники получали управляемую и покладистую женщину, конечно, если после процедуры она выживала.
Фриман за работой. Нехитрый инструментарий
К началу 40-х годов Фриман настолько усовершенствовал свою лоботомию, заключающуюся в отделении лобных долей мозга, что приноровился обходиться без сверления черепа. Для этого он вводил тонкий стальной инструмент в предлобные доли мозга через отверстие, которые предварительно им же и пробивал над глазом. Врачу оставалось только немного «пошарить» инструментом в мозгу пациента, разрушить лобные доли, вынуть окровавленную сталь, вытереть салфеткой и приступить к новой лоботомии. С началом войны в США потянулись тысячи психически надломленных ветеранов боевых действий, лечить которых было нечем. Классический психоанализ не особенно помогал, а химические методы лечения еще не появились. Гораздо экономичнее было лоботомировать большую часть фронтовиков, превратив их в послушных и смирных граждан. Фриман сам признавался, что лоботомия «оказалась идеальным в условиях переполненных психиатрических больниц, где ощущалась нехватка во всем, кроме пациентов». Управление по делам ветеранов даже развернуло программу по подготовке специалистов-лоботомистов, что очень негативно отразилось на дальнейшей психиатрической практике. Еще Фриман неожиданно приспособил нож для колки льда («ледовую пешню») под инструмент лоботомии – это предельно упростило варварскую операцию. Теперь разрушать лобные доли человеческого мозга можно было чуть ли в сарае, а сам Фриман приспособил для этих целей небольшой фургон, прозванный лоботомобилем.

Пациенты, перенесшие психохирургическое вмешательство
Врачи нередко делали до 50 лоботомий в сутки, чем позволили заметно разгрузить психиатрические больницы США. Бывших пациентов просто переводили в молчаливое, спокойное, смиренное состояние и отпускали домой. В подавляющем большинстве случаев никто не вел наблюдение за людьми после операций – их было слишком много. Только в США было проведено более 40 тыс. фронтальных лоботомических операций, десятую часть которых осуществил лично Фриман. Однако, следует отдать должное врачу, он вел наблюдение за частью своих пациентов.

Катастрофические последствия

В среднем у 30 пациентов из 100 лоботомированных в той или иной степени проявлялась эпилепсия. Причем у части людей заболевание проявляло себя немедленного после разрушения лобной доли мозга, а у некоторых спустя несколько лет. До 3% пациентов умирали во время лоботомии от кровоизлияния в мозг… Фриман назвал последствия от подобного оперативного вмешательства синдромом фронтальной лоботомии, проявления которого часто были полярными. Многие становились несдержанными в пище и зарабатывали тяжелые степени ожирения. Раздражительность, циничность, грубость, неразборчивость в половых и социальных связях становились чуть ли не визитной карточкой «вылечившегося» пациента. Человек терял всякую способность к творческой деятельности и критическому мышлению.
Фриман писал в своих трудах по этому поводу:
«Больной, подвергшийся экстенсивной психохирургии, первое время реагирует на внешний мир инфантильно, одевается небрежно, совершает поспешные и иногда лишенные такта поступки, не знает чувства меры в еде, в употреблении спиртных напитков, в любовных усладах, в развлечениях; сорит деньгами, не задумываясь об удобстве или благополучии других; теряет способность воспринимать критику; может внезапно разозлиться на кого-нибудь, но гнев этот быстро проходит. Задача его близких – помочь ему скорее преодолеть эту инфантильность, вызванную хирургическим вмешательством»..

Реклама отца-основателя лоботомии Эгаша Моница и его последователя Фримана, а также последовавшая Нобелевская премия сделали такое грубое и варварское вмешательство в головной мозг человека чуть ли не панацеей от всех психических заболеваний. Но уже к началу 50-х стал накапливаться огромных объем данных, обличающий порочную сущность лоботомии. Мода на такую психохирургию стремительно прошла, врачи дружно покаялись в своих грехах, но вот почти 100 тыс. лоботомированных несчастных так и остались наедине со своими приобретенными недугами.
В Советском Союзе сложилась парадоксальная ситуация. Монополия учения Ивана Павлова, которая сложилась в физиологии и психиатрии в 40-50-х годах, во многом ограничивала развитие медицинских наук, но вот здесь эффект оказался обратным. Проведя 400 лоботомий, медицинская общественность отказалась от модной методики с формулировкой «воздержаться от применения префронтальной лейкотомии при нервно-психических заболеваниях как метода, противоречащего основным принципам хирургического лечения И. П. Павлова».
По материалам книги Самуэля Чавкина «Похитители разума. Краткая история лоботомии».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *